Вернуться на главную

Вернуться   Форум выживальщиков » Общий раздел » «Фиксаж-метод» - отказ от города ОБЩИННОЕ САМООБЕСПЕЧЕНИЕ
Все разделы прочитаны
Регистрация Справка Календарь

Важная информация

«Фиксаж-метод» - отказ от города ОБЩИННОЕ САМООБЕСПЕЧЕНИЕ авторский раздел Фиксажа по практикам выживания в природной среде

Закрытая тема
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 19.10.2019, 19:45
  post #1
Фиксаж
Выживальщик
 
Аватар для Фиксаж
 
Регистрация: 08.12.2010
Адрес: Лешенское
Сообщений: 1,957
Сказал(а) спасибо: 583
Поблагодарили 3,901 раз(а) в 1,077 сообщениях
По умолчанию ЯЗЫЧЕСКОЕ ВЫЖИВАНИЕ - 2 часть

«Язычество, как инстинктивная общинная форма «религиозного социализма» и наилучшая надстройка для «выживания» в условиях различного рода катаклизмов…»

Часть ВТОРАЯ

ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ

Человек, по мнению зоологов, исключителен, стоит («царствует») над современными млекопитающими, сам являясь, по сути, «животным стадным» (спорно!) и млекопитающим (бесспорно!), и выделяют на этом те самые четыре уникальных отличительных, как: прямохождение, речь, пользование огнем, способность совершенствовать предметы… Гуманитарии добавляют пятое качество: «религиозность».

И что дальше? Выживаем с Богом?..
Вопрос не той плоскости. «Выживет ли Бог, если не выживет человек?» - так будет гораздо точнее. «И какого бога брать в сотоварищи инструктором по выживанию?» - ведь никто не возьмется оспаривать, что вера в бога – идеология. Какая из идеологий (речь идет о религиозных надстройках) будет более всего способствовать выживанию? Очевидно, наиболее практичная, живая (рабочая!), не отнимающая много времени. Под эти требования, как нельзя лучше подходит «российская дохристианская версия божественных сущностей, с возложением на них прежних задач».

А что, есть какие-то сомнения?..

Какое определение язычеству можно дать с позиций дня сегодняшнего? (На условиях, что оно, как идеология, способно охватить умы.) Первое, что приходит на ум – УНИКАЛЬНО.
Нашу историю можно рассматривать в контексте – «борьба за умы», и процесс этот не завершен. Он никогда не будет закончен. Это даже не история приливов и отливов, а история накатывающихся и отступающих волн.

Вы должны осознать, что сам автор (исследователь вопроса), хоть и является "прожженным язычником" (идеалистом-циником), а одновременно и коммунистом (и что? - никакого противоречия!), в богов (языческих или каких-либо других) не верует. И подозревает, что подавляющее большинство «староязычников», ввиду того, какие понятия закладывали наши предки в эти явления, не слишком уж и веровали (подчеркнем) в физическое существование "высших существ". (В «малых» верили – сам встречал,)
Мы избежали греческого божественного маразма тем, что не пытались наделять "богов" человеческими недостатками из желания тем самым приблизить их к себе, а ставили им такие рубежные нравственные понятия, до которых сами хотели дорасти.

В период отказа государства от идеологии, начинает просыпаться идеология народная. Язычество здесь вроде концентрата, который способен раскрасить весь раствор. Это крупица марганца, упавшая в воду.

Последний раз редактировалось Фиксаж; 08.12.2019 в 11:03..
Фиксаж вне форума  
Это может быть интересно
Старый 19.10.2019, 19:53
  post #2
Фиксаж
Выживальщик
 
Аватар для Фиксаж
 
Регистрация: 08.12.2010
Адрес: Лешенское
Сообщений: 1,957
Сказал(а) спасибо: 583
Поблагодарили 3,901 раз(а) в 1,077 сообщениях
По умолчанию

1. /на правах черновика/

БОГ – фрилансер (наемник). Поддержание его возможно только за счет кассы. Воинственность напускная. В списке обязанностей (договора с богом), наиглавнейшим выступает имя, которым можно прикрыться, как щитом. Виновен не заказчик убийств – виновен исполнитель убийств. Подобное странное отношение в русском мире к «заказному убийству» сохранено по сей день. Возможно идет от того, что если ты русский человек, то и разбираешься сам. По-русски! Битие морды лица – то самое естественное, что может быть здесь выступать.
И кстати, имеются ли факты рукоприкладства язычников к своим богам? О, да!
Так что? Для начала «разберемся с богом»? Занятно прозвучало. В русском языке понятие «разберемся» неоднозначно. Не проще ли с теми, кто его «нанял»? В русской мировоззренческой языческой нет такого понятия как наемник, а потому существование такой фигуры, как наниматель подобного, просто не укладывается у нас в голове, отбрасывается, как невозможное. Виновен исполнитель «заказчика», а того, кто за ним стоит, кто покупал, кто подталкивал, - не существует!

Сам «БОГ поругаем быть не может», для этого он слишком велик. Но могут быть подвергнуты сомнениям («поругаемы?») все «религиозные версии» явления. Поскольку, хотя они и создавались как инструмент борьбы с «мировым злом», но создавались людьми. Вопрос соответствия задачам дня. Как бы не изменились наши знания о «сущности Мироздания», зло мутирует, приспосабливается и ускоряет процесс, приближая очередной Апокалипсис. Потому шанс оказаться неудавшимся творением, после которого начнется следующий проект, сегодня как никогда велик.

БОГ – сумбур. Можно ли оспорить? Непоследовательность действий (тех, что приписываются ему, а приписывают все) изумляющая. Чем мы хуже? Или лучше? Уж поверьте, эта часть изложения (вторая), чья задача «согрешить пониманием бога», да примерить, как бы его половчее применить в БП, будет сумбурной. И гораздо более таковой казаться для тех, кто влиянием «информационного времени» стал жертвой беглых поверхностных прочтений, а с тем и поверхностных мыслей.

Когда-то Бог копировал не тех, кто ему поклонялся, он был с теми, кто за счет своей выдумки одевал его в плоть и кровь. Естественно ожидание бога, что человек сделает его лучше. Как человек хотел походить на выкроенного им Бога, так и Бог подстраивался под выдумку. Человек отодвигал от себя Бога, как некий идеал, к которому надо стремиться, и чем, на первый взгляд, недосягаемее он, тем мощнее можно взять разгон в попытке его догнать. Не ради ли этого когда-то человек в собственных сочинениях означил Бога как "свое подобие", думал ли, что Богу льстит то, что ему подражают? А кому бы не льстило?.. Человеку, например, льстит.

"Русские боги" - нравственные категории. Особые явления. Они наши воспитатели. Наши уроки (не ошибок, а их отсутствия). Они идеалы - Материнства, Скорби, Воинства… воли Весны, разума Лета, собранности Осени, дум Зимы…

"...И давал он такого рода ответ: что же такое боги, вешаемые на стену, ведь в них нет ничего, кроме дерева и краски? - и он поэтому не желает им поклониться; гораздо лучше и разумнее обожать солнце и то что имеет жизнь..."
/Адам Олеарий о "русских язычниках" см. "Путешествие в Масковию"/

Нужно ли объяснять смысл сказанного, переводя его на точку зрения современного Родноверия? Это наша Родная Вера, в ней может случиться всякое: и новый язык, и новая письменность, и уж точно новые представления о задачах жизни. И это хорошо! Это делает ее гораздо более привлекательной, чем "канонизированные", в которых давно все определено - сколько кругов пройти, сколько раз кадилом махнуть. Это доказывает живое состояние Веры.

/Считаете неправильным? (Это я оппонентам.) До лампочки! (Или мой случай обязывает говорить "до солнца"? – скажем – «до лучины!», и озадачим самих себя…) Вы можете нести новые копья, но мельница не повреждена, и лопасти вращаются. И задумайтесь, не вашими ли изысками ВЕРА не поколеблена? Это вы, настаивая на своей «лучшей версии», борясь с доводами, доказательствами, наглядным, сравнениями, логикой, наконец, утвердили, что мы – это лучшее, что может быть, мы это вера, а не свод нравственных обычаев, за который держимся. Которые более соответствуют русскому духу, чем христианские каноны. Теперь уже без разницы. Погрязну в мелких, не имеющих никакого значения суждениях, решая измерить нашего ВСЕ-БОГА линейкой, возьмусь пересчитать его ипостаси, этого не избежать. Но можете ли вы сами считаться авторитетом и указывать нам, что соответствует, а что не соответствует заявленным стандартам ваших представлений о нем?../

Резюмируя… Земля русская вся под Богом. Этого никто не отменял, кем бы ни было объявлено, что Русь-Бог обмельчал, съежился, а то и умер, как воскликнул один немецкий уродец, не найдя двери в сортир ("Бог умер!"), какие бы живодеры (местные, пришлые, непонятно откуда взявшиеся), уверовав в безнаказанность, подхватив кличь, не бросались с ожесточением резать русского бога на куски. Многорукому бы, типа какого-нибудь Шивы, лишние руки, считай, с рук, но бог-Русь - это бог-Человек, языческий ли, христианский, никогда не мутировал, отличался лишь собственными размерами и столь же несоразмерным отношением ко всему: любить, так любить, драться, так драться, прощать, так прощать. А жив он был - что, собственно, заставляло биться его исполинское сердце - верой, что является исконной принадлежностью земли русской - для всех ее обитателей, и неделим, как она сама. Так и было… но лишь пока человек жил на земле, касался ее, теребил в руках. Буквально!

Почитать озера, источники, рощи и саму землю - логично на основании почитания веры предков - "бо предки наши были мудры и смыслены". Сейчас подобное называется язычеством - а материальный век (как и на прошлых играх) прожженным шулером пытается всучить пронумерованным клейменым лохам (смердам, холопам) лапшу в их утешение и собственное оправдание. Есть веры обязательные, есть обязывающие, есть втягивающие в собственное лоно постепенно, незаметно от вас. Веруете ли вы в святость и непогрешность голубого телевещания, тем, что создано оно для поддержания «образа и подобия» нашего?

Язычник – природное явление, город, и все с ним связанное – надприродное. Что для вас солнце? Именно для вас - тех, кто существует в тени домов и чей "световой день" - его ощущения - испорчены неестественным мертвым освещением и регулируемой температурой, в мире, где понятие "комфортность" потакает изнеженности? Изнеженность, с точки зрения природы, выступает синонимом слову "нежить" или "не жизнь". В вас слаба природа!
Бог является Природой в понимании язычника, он растворен в ней, он ее создал (создал себя). Природа делает человека сильным на основах ее понимания, врастания в нее. Уничтожение природы - это уничтожение Бога.
Это, как бы сегодня сказали, экологическое верование, а значит, прогрессивное. И если взять за основу сегодняшнее, крайне печальное, положение вещей, когда природе продолжает наноситься невосполняемый урон, исчезают сотни видов живых существ и растений, экологические (читай - языческие) религиозные верования следует усиленно продвигать.

Кто-то (не академик ли Амосов Н.М.?) предлагал ввести новый (и крайне логичный!) медицинский термин, обозначающий «количество здоровья» с определением – сколько его осталось.
Сложно? Вполне применимо к группе людей, к обществу, к стране, к цивилизации... Отсюда вопрос – а сколько здоровья, включая духовное, осталось у вас, вашей семьи? Что вы делаете для того, чтобы оно не источилось?

Ошибка множащихся религиозных сект заключена в том, что они предлагают (обещают!) спасение лишь души после физической смерти. Проекты изначально жульнические. Язычество (речь о варага), говорит, что в пост-смертии сущностью ничего не изменится. Родноверие предлагает спасение «тела-мозга-души» на время жизни человека, далее оно не заглядывает, но указывает на очевидное: после собственной смерти ты становишься частью Природы, а она Божье Творение. И нет славнее задачи, чем удерживать ее – природу! - в «состоянии божественности», являясь не вредителем ей, а необходимой частью.
Коль люди Беловодья не ищут – а создают, творят, даже не задумываясь над этим, они кто по-вашему?.. Идеалисты! Родноверие (равно деревенское православие, ветвь отходящих корней, все более отличающаяся от городского христианства) предлагает оазисы. Но оазисы «выходных дней» не справляются с задачей. Оазис не может таковым считаться, если вода привозная…

Можно ли идеализировать «языческую общину»? А что нам еще оставлено? Какая иная идеология, чтобы ее можно было практиковать «без отрыва от производства»? Подобного рода самообеспечение, как и натуральный обмен (без участия денежных знаков) – проверено, работают, и стол наш лучше (богаче и чище), чем в городе. Многоверие: «люби свою веру – не осуждая чужой», равно обогащает, предоставляя многообразие духовной пищи. Во что и как ты веришь на своем хуторе – твоя личная потребность, но соседу будь другом, а всем вместе общинником – не смотри, кто какой пользы тебе принесет, а чем сам полезен будешь. Работает, всегда работало. Самообразование (домашняя школа) – проверено, работает. Имеем собственных кандидатов и докторов наук, что ни одного дня не проучились в общеобразовательных школах. Задача: обеспечить Тело, Мозг и Душу другими продуктами. Причем, именно в такой, как ни странно, последовательности. Но такова и взаимосвязь. Возможность перехода от одного к другому - по выполнению большей части от предыдущего - очевидна не всем.

Сокращение информационных пространств, обособленность (искусственная или естественная, вызванная географией или отсутствием привлекательного «товара») все это влияет на сохранение или насаждение веры собственного природного разлива. Вольные рассуждения о боге происходят лишь там, где не запрещено о нем рассуждать, при наличии времени (например, зимними вечерами в условиях сокращения рабочего светового дня), достаточным воображением, присутствием аналогий - то есть, множественности «богов» (рассматривая, если хочется, их ипостасями единственного).

Простейшие примеры линии подобных (языческих!) рассуждений заключаются в том, что если Бог существует (мы не отрицаем и обратного), то он не может быть бездеятельной фигурой причинами той масштабности, что ему приписана. А коль так, то должен проявлять себя не просто заметно, а... (чуть было не написал - катастрофически). И если мы эту масштабность не замечаем, тому может быть несколько причин.

Варианты серии «А»: "Бог в отлучке? Бог спит? Бога нет?"
Первое не принимается, поскольку он всесущ, а если всесущ, он здесь даже когда отсутствует. Но если Бог бессмертен, то обладает (считается, что обладает) огромными ресурсами времени, которые принадлежат целиком ему. Потому второе (спит) возможно. Отсюда, спячка его может быть столь величественной, столь «божественной», что может продлиться всю оставшуюся человеческую историю. То есть, контакта с Богом, кроме случаев, когда он видит кошмары, у нас не будет. Материальны ли божьи сны, скачут ли в них всадники Апокалипсиса, рассуждения об этом оставим нашему будущему. Для нас, если Бог спит без сновидений, равно тому, что «Бога нет» ("пока нет", но принимая во внимание масштаб его фигуры, следует понимать - "надолго нет"). Да, и пусть бы он спал, ибо проснувшись, увидит, что понаделано именем его, и обойдется с этим "по-божески", во всю ширь! А это уже БП высшей категории характера.

Вариант-Б (единственно возможный): "Мы не видим Бога причиной, что к нему привыкли, не считаем его проявления за божественные". Мне, как язычнику, это нравится больше, поскольку выглядит вполне логичным. Оно может быть (пусть со скрипом) принято и христианством. К чему мы могли привыкнуть до такой степени?
(Человечья глупость хоть вечна, но в расчет не берется, пусть и способна стать и даже послужить предметом культа, как некое нематериальное обеспечивающее материальные последствия.)
Первое наглядное, явно божественное, от чего не отмахнуться - Солнце. Ценность солнца абсолютна. Но ритуалы уважения к нему - проявление язычества. Большинству вера - ночь, затмение ума. И ложь церкви по отношению к языческим ценностям тоже абсолютна. Начнем с того, что она не рассматривает их как ценности. Язычник же находит достоинства во всех верах, включая современную церковную. Поклонение иконам (православия) или статуям (католическая) нельзя равнять с нашим уважительным отношением к предмету, которого не видоизменяла человеческая рука: особому озеру, дереву или камню. Но в прошлые времена (как за эти утверждения) тебя бы поместили еще в одну сущность божьего проявления, предмет языческого же уважения - в огонь. И если бог придет, чтобы рассудить нас, он всех сунет в один огонь… или что там, согласно Армагеддону по расписанию?.. Что за кара? Мы привыкшие…

Но если человек усмотрит надвигающийся БП, но при этом не себя, а в Бога спасителем, значит, он попался (вогнал себя в беду), а спасения точно нет (физического, за послесмертие я не в курсе). «Неуемная вера в бога», вера, что все исходит от него, а сам он, человек, является не то прахом с его ног, не то поделкой его рук, а в целом, частью какого-то «божественного плана», серьезная беда. И здесь алкоголик и наркоман более честны пред своей зависимостью. Приписывать Богу мелочи, значит, оскорблять его, а ныть ему в уши своими молитвами-просьбами, считая вдобавок, что ему есть до них дело, уже и издевательство над природой, включая собственную, человеческую.

Последний раз редактировалось Фиксаж; 08.12.2019 в 11:19..
Фиксаж вне форума  
Старый 19.10.2019, 19:53
  post #3
Фиксаж
Выживальщик
 
Аватар для Фиксаж
 
Регистрация: 08.12.2010
Адрес: Лешенское
Сообщений: 1,957
Сказал(а) спасибо: 583
Поблагодарили 3,901 раз(а) в 1,077 сообщениях
По умолчанию

2.

Язычник предельно наблюдателен и логичен, однако… он воин иррациональных подразделений.
(И кстати, если уж на то пошло, в начальном периоде БП, много проще выжить в военных формированиях. Потери гражданского населения следствием "прямых/побочных", давно перешагнули саму логику "конфликтов", понимание, против кого ведется война, со временем исчезает.)

У "гражданских" едва ли есть шансы выжить вне распределений, и следует знать, что те никогда не будут честны. Поддержание в состоянии "полудоходяга" выгодна причиной, что такой человек теряет способность к сопротивлению и готов выполнять любые указания. Лиши сна и пищи, загрузи лозунгами - получишь легко управляемого робота. Этим приемом и пользуются тоталитарные секты, заставляя бдеть на конвейерах, плантациях, либо в залах и скопом под внушениями "отцов". Потому, в предложившей себя "общине", первым делом ознакомьтесь с "меню" и расписанием (занятостью). Но определяйтесь сейчас, возможность прибиться к секте в условия БП - оптимистическое видение. Все, имеющее структуру и припас, мгновенно обособится. И скорее всего, пусть вас это утешит, тоже вымрет, но побарахтается.

А вот у таких нововерцев, как "анастасиевцы", шансы выжить весьма велики. Присмотритесь непредвзято к этому любопытнейшему около-религиозному течению. В нем, так или иначе, продвигается практика (заострим внимание, при всех недостатках, именно практика!) "одного гектара" (на житие и прокорм семьи собственными эко-чистыми продуктами).
/Что якобы достаточного для замкнутой агротехники, но не будем спорить – нам вот мало, но сейчас не об этом речь…/
Молодцы! Все глюки (философско-сказочную надстройку - а ля "маша и медведи"), ввиду явных преимуществ выживания, можно не брать в расчет. Право же, надо быть полным идиотом, чтобы в их среде указывать на «прорехи учения» - следует принимать условия игры, как они есть. Отказываться от «практики одного гектара» из-за приложения? Кивать хозяйке на тараканов у печи, когда подают на стол?..

Равно и о «варажничестве» (варага). Оно предлагает волю, но это не свобода, человек изначально должен быть вольным, понимать «что это такое», какую ответственность накладывает. Условия "игры" - жить по воле согласно обычаям земли. А они просты и незатейливы. Мелочи, которые не мелочи. К примеру, если человек не поздоровкался, это должно насторожить – может, это и не означает, что он, чужак, желает вам зла, может, он просто рассеянный и бесхребетный, но стоит держать его во внимании и пока что не подпускать к себе… Просто, первый тревожный звоночек. Им, множеству, существуют проверенные временем приметы.

Здравствуйте!» В лесу, по отношению к незнакомцу, это, пусть на ваш «городской» взгляд и неестественно, но необходимо. Применяется как пароль или код. «Добрый день!» не работает. «Добрый день» в Москве, а у нас – «Здравствуйте!» Отсутствие «пароля», рассматривается как отказ от традиций «мен пожеланиями». Равноценные РА-з-МЕНы не состоялись? Это тотчас срабатывает тревогой и пристальным вниманием в ожидании последующего. Все, о чем сейчас говорю, касается не только БП-обстоятельств - тех обострений и крайностей, который он накладывает. В безвластие человек держится обычаев - они главенствуют над законом. Выживешь ли в "чужом лесу"? Чтобы выжить, надо знать обычаи местности и их придерживаться. Если хочешь оставаться живым и здоровым - пожелай этого тому, кого встретишь. Это логика. Одновременно - это русский обычай. Не здороваться у нас от какого-то времени станет вредно для здоровья - поверьте!../

Есть одно стойкое предубеждение, что староверы нетерпимы к другим людям (не староверам), основывается оно на мимолетных "оскорбляющих" приметах, например - не позволит пить из своей кружки.

/Правильно, средь нас не болеют и по этой причине. Мне порядком лет, но крепок, не знаю, что такое болеть, ни что такое головная боль, и надеюсь, что так и умру здоровым. Ну и нахр в моей кружке ваши микробы? В смысле - ваш образ жизни. Варажник и сигарета? Нет и не может существовать в природе курящий варага (на этом ли попробуете выстроить заключение, что это секта?). Курящий - раб привычки, она им управляет. Рабу, каким бы он ни был хорошим человек, нет места среди людей воли. Это ли сектантство? В этом ли нетерпимость и агрессия к другим? Сохранить себя можно только в обычаях. А их нет в городе - там законы и короткая память, и даже какое-нибудь общество "Память" начинают жестоко преследовать. Время беспамятных…/

Лучший агитатор – стол, продукты на нем. Через пару недель (пишу в марте) сядем есть щучью икру – она будет основным блюдом. Масло свое, хлеб печем сами, весной икру кладем столовыми ложками – сколько душа принимает – нужно восполнить зимние потери. А не сложится – перейдем на личинки земляных муравьев и короедов. И что? Выживем по-любому, если города исчезнут. Вы – нет. Даже если успеете «эмигрировать» на природу - это вашу гибель лишь ускорит. «Деревня» - поэтично со стороны, но это проза каждодневных работ. За тем лишь исключением, что работаешь на себя - не раб никому, и волен выбирать из необходимых работ ту, что более по душе. Но кроме природы обязательно нужна община, причем вольная, не сжатая собраниями, да письменными обязательствами – «община складывающихся обстоятельств».

В выживании общинной группы капитализм не работает, работает лишь коммунизм, чем сложнее выживание, тем жестче его форма (вплоть до военной). Но если не было изначального социализма, если тот не заложен лично в вас, можно лишь посочувствовать. /Впрочем, вру! Нисколько не сочувствую. «Чума на оба ваших дома!»/
Чума? Реальная чума? Болезнь торговли. Болезнь городов. Вымирали города, а не деревни, в деревни чуму как раз заносил город. («Не велик зверь крыса, а Европу проредила!» - с) Потому деревни, где была хворь, или в которую хворь не желали пустить, сами жители и опахивали, и такая межа служила знаком. За пересечение ее могли и убить. Все проблемы решал карантин. В городе и предместьях его наладить было очень сложно - марАдеры не давали. Потому хроники и пестрят этаким: «А потом из города вышли четверо, последние оставшиеся в живых, затворив за собой ворота с мертвыми жителями…» Ясно, что ушли с непустыми руками. И вот любопытно – куда же они двинулись? Кого этим «порадовали»? В ряде случаев чума продолжалась десятилетиями, затихая лишь на время зимы. Считаете, что в наше время на условиях безвластии, что-то пойдет иначе?

Не повсеместно, не единовременно, БП были и будут, причем инструментом, но не уроками человечеству. Страдать о ближнем, что грядет, но не складывается, логично лишь "городу" (да он и способен видеть во всех катаклизмах лишь себя) - оставим ему эти переживания. Деревня расскажет о том, что произошло, собственными словами, крамольными. Быт ее мало изменится…

/Верю в коллективный разум, когда он разбросан по изрядной территории, у каждой семьи хозяин, их семейные проблемы решаются внутри семьи, не внося раскола в общее. Дружбы крепнут расстоянием. Связи поддерживают интересами, где каждый понимает – что получает взамен, на что и как долго может рассчитывать впредь. А личный забор к личному забору (да даже без заборов в условиях скученности), плодит мелочность, а отзывается раздражением. Уреков друг к другу здесь не избежать. Потому столь много обид и претензий друг к другу в кругах «искусственных общин». Слишком близко и слишком много «собраний». Когда что-то надо решать голосованием, это очень плохо, каждое - шаг в тупик.
Если когда-нибудь решитесь, не надо «по-описанному», сделайте по-своему, более естественному вам. Схожесть интересов, общее понимание происходящего, требуемого и предстоящего, создает общины, но каждый кус земли требует своего подхода. Однако, чем меньше правил, чем меньше вмешательств, тем надежнее все работаем. Община заканчивается там, где кто-то начинает подсчитывать «калории», кто сколько внес «в общее дело», а сколько потребил…/


Оазисы? Возможно ли такое? Раньше - да. Сегодня – непонятно. Нет сведений о выживших примерах? Они просто не описаны. Что из себя представляло западное пограничье и люди, что на определенном отрезке времени стали зваться "порубежниками"? Племенной котел, в котором, волей обстоятельств, перемешались русы, фины, балтийские славяне (большей частью - латгалы)... Этносы определяет география места (по Гумилеву). Здесь она сложилась самая, что ни есть, удивительная - словно черти воевали, а потом все бросили. Земли, причудливо перемешанные ледником, а позже заросшие непроходимыми лесами, множество озер, чьи характеристики не повторяются, а перепад высот соседствующих, может составлять сотню метров, ручьи и протоки, что стали артериями, словно специально, создало места чрезвычайно неудобные всякой власти, но удобные людям, которые не желают иметь с властями никаких отношений. Каждые приносили в эти места собственные обычаи, и они, сливаясь или сталкиваясь, обогащая календарь, создали удивительную перемесь, которой подошло бы такое название, как "Общинная Правда Варага".

Когда-то древнее: "Если враг осилил - бросай все, иди в глушь, заводи на новом месте старую жизнь..." понималось буквально, а исходило из влияния «финно-угорской среды» и «лесного характера». Всему были и будут причины, которые поднимают людей, не желающих жить, как им навязывают, и бросают их в иные места. Вот находим и у летописца: "В 1174 году некоторые жители Новгородчины, наскучив внутренними раздорами, снялись с места и ушли в земли далекие и безлюдные, утвердясь в земле вятской, приняв к себе многих и в следующие годы, составили маленькую республику - особенную и независимую в течении 278 лет..." Любопытна и приписка: "Новгородцы не могли простить им того, именовали своими беглецами, рабами и время от времени старались сделать зло..."
Такого не изменить, оно будет и будет повторяться. Что вне сомнения - явление опошляют, как только о нем становится известно широко. Не стоит заявляться с рассказом ним в места, где не зарождалось не произрастало - не поймут. Нельзя громогласно заявлять о себе. Оболгут! Ибо всякая сложившаяся система считает сбежавших «своими рабами», а прибывших и конкурирующих с нею, своими врагами.

Считается, что земледельцу лес враг, а друг охотнику. Для северо-запада не все так однозначно. Здесь не преуспело ни земледелие (оно недостаточное и рисковое), ни охота и собирательство (крайне ненадежное поприще). Живя отдельным, ставя на что-то одно, не прокормишься. Места порабощению не интересные. Не выживешь здесь на одиночном, где лес смотритель и даритель, болото – укрыватель, озера в приварок, да не поля в кормление, а лишь поймы в огородном деле.

Вот он, «тройной удар» заключений: «Лес служил самым надежным убежищем…», «Лес служил убежищем от соблазнов мира…», «Само государство, первый опыт которого не удался на границе со степью, смогло укрепиться только в глубине лесов…» И вдруг, отказываясь от всего, тот же автор пишет ровным счетом противоположное (что за умопомрачение?): «Русский человек никогда не любил своего леса (?!), безотчетная робость овладевала им, когда он вступал под его сумрачную тень…»

Ключевский Василий Осипович (1841-1911), один из трех известных китов «признанной исторической науки», обращение к которым обыкновенно не вызывает нареканий.

/Подключим еще два имени – Карамзин и Костомарцев, и получим наш исторический «КуКлусКлан» без претензий – здесь я почти всерьез. Славянофобы, естественно, укажут на Соловьева - историка без искры божьей, чья немецкая тяжеловесность изложения продавлена немецкой же версией «русского места» в мировой истории (в топку!), напрочь отметут Гумилева - мол, не историк (изучать!), раскритикуют Забелина - недостаточно авторитетен, посмел рассматривать историю Руси через историю народа… и т.д. И споры эти – кто авторитетнее всех авторитетов - никогда не закончатся…/

Что не так с Ключевским?.. География! Происхождение! Страх горожанина перед лесом - он описывает собственное состояние. Родился в семье священника – крупное село Воскресенское – 8 км от города Пенза, тут же в него перебрался – вся жизнь с малолетства связана с городом. Когда сын священника пишет о язычестве, когда горожанин начинает судить о лесе; о том, какие чувства испытывает русский лесной человек, находясь в лесе, что из себя представляет язычник… это, нет слов. Может ли выступать авторитетом человек в умозаключениях, если сам он никогда не являлся ни жителем той среды; а именно, носителем обычаев и навыков той жизни? Однозначно нет. Но многие ее хотя бы наблюдали? А если и были таковы, то смели ли об этом писать? А даже если и посмели – куда все делось?

Мыслители и философы выставляли критерии нравственности в стремлении уберечь ОБРАЗОВАННОЕ общество. Деревня, не имеющая образования, выставляла наилучшие препоны безнравственному поведению на собственных инстинктах, на природном понимании что такое хорошо и что такое плохо. Городские характеры, будучи оторванными от корней земли, во втором поколении уже не наследуют прежних лучших качеств. Иными ритмами, иными ценностями, привита кратковременность памяти, уничтожена критическое восприятие чужого, в душу вбиваются полярно-меняющиеся определения, которыми варьируют в угоду текущего момента.
Алхимики пытались изменить мир. Были века, когда философы считали, что смогут, объяснив человека, а с ним и его время, улучшить то и другое. Затем этим делом занялись психологи. Фрейд был убежден, что философский камень алхимиков скрыт в местах, которые неприлично называть в обществе, и пошевелив им, вызвал оргазм у извращенцев, которые вооружившись теорией, дарующей вечную индульгенцию, изменили само общество, сделав все приличным. И с воодушевлением бросилось равнять мир под себя...

Да, человек глуп слаб и жалок…
Да, человек мудр, силен и …
Два полярных утверждения, и оба соответствуют действительности. Какое вы примите по отношению к себе?

Деревня строга в своих суждениях, а город пластичен; какая-то четверть века без «цензора» - череда насилий над смыслами и человеческими ценностями, подмен, уничтожения, забвений понятий, что внедрялись предыдущими поколениями философов и мыслителей… и вот, пошляка больше не выводят из общества за ухо с сопутствующим пинком под зад. Пошлячество принимается за остроумие, а само определение исчезло из обихода. Пошлости нет. Нет границ, после перехода которых, человеку становится противно и хочется вымыться. Блевотина, вброшенная на полотно, выдается за картину - за самовыражение гения, его размышления и терзания. Не на том ли основании, что всякая блевотина неповторима?

Еще достаточно людей, что желают держать той нормы здоровья, что когда-то не жалела и презирала отклонения. Количество педерастов выросло не причиной, что явление перестало быть наказуемым или тем, что их решили не считать болезнью и «перестали лечить», а причиной, что оное стало приветствоваться, пропагандироваться, превращаться в «элиту». Ваша неприязнь к явлению еще не уголовно наказуема, но недолго осталось, начнут с ваших детей – их половое определение будет курироваться «общественными организациями», и если вы с ним не согласитесь, детей у вас отнимут.

Не сомневаюсь - великий государственный эксперимент отказа от деревни должен быть поддержан "деревней" отказом от государства. С госпереворота 90-х правители и их приближенные отказывались замечать деревни, либо (если судить по делам) воспринимали ее как нечто досадное, если не враждебное. Не ищите в речах вашего прелестника, самого плодоносного на «обращения к народу» (Путина), упоминаний о неком «деревенском классе людей» – все они направлены элите: чиновничеству, «работодателям», поддержанию техномифов... Мы вымерли, мы – язычество в глазах городской современности. А коль не укрупняемся, как они, не жаждем этого сгона в кучу для обеспечения «логистики управления», то являем все признаки враждебности и должны быть, как минимум, забыты (что для нас бы и хорошо, но административные инициативы города по прежнему направлены уничтожению деревни).

Что делать? В этом отношении ничего не сделаешь. Можно лишь поработать в сторонке над самообеспечением, пока к государству (каким-то чудом) не вернется национальное осознание. Нельзя браться лечить Россию в целом – решаем лишь вопрос сохранения «очагов здоровья». С практической точки (задач урочищ) - возможность поддерживать существо (организм) иными природными качествами (лучшей иммунной системой) вне влияния городской плесени. Вопрос возвращения человека к человеческой сущности. Вопрос притягательности (как явление примера), что пока что проигрывает вопросам вынужденности тех или иных действий, но должен считаться возможным. Восстановление крох и удержание отвоеванного - возвращение человека в изначальное (природное) положение вещей.

Понятие «новодел» внедряется как нечто плохое, изначально порочащее, им бросаются как оскорблением. Сбор старого по частицам не обещает точную реставрацию явления, но это вовсе и не нужно. Вопрос организации частиц. Идеи можно реализовать только «толпой», но идею способна дать и «частица». Отсюда вопрос количества частиц способных рождать идеи и им следовать, чтобы какая-нибудь упала не в сухой песок. Вопрос схожести идей, и возможностей их сращивания хотя бы (для начала) на основах моральных принципов. Вынудить делать хорошее на основах добровольности – разве не главнейшая задача воспитания?

Характеры не ломают, к ним приспосабливаются. Рабочие характеры уважают, но больше и грузят. Есть характеры, подходящие к делам важным и срочным. Есть такие, которые, казалось бы, никуда не подходят – им знают цену, но со временем и те находят ниши в Общине, их заполняют. Но есть порченые – от них стремятся избавиться, и чем быстрее это удается сделать, тем меньше вреда они наносят. Мужики обыкновенно вразумляемы (бабы – нет).
/Кроме, понятно, безнадежных трусов и лжецов. Ложь и подлость - следствие трусости, а та – первейший грех, и опять же изъята из списка грехов «нагорной проповеди»./

Крестьянство - жалостливое к ущербному и … к … - практически исчезло. Оно знает, что паразиты обыкновенно рождают паразитов – это наследный фактор. И важно не подпускать их к себе. Это одна из общинных идей обособленности, которую ставят ей в вину – жить вне возможностей паразита. Оградиться от них. Резервации? Было бы славно, но не дозволено. На «острове змей» человек, чтобы выжить и наблюдать, забирается в стеклянный аквариум. Это логично. Змеи его рассматривают, он наблюдает змей. Понятие «исследователь» условное, но змеям не ужалить, чтобы доказать свою правоту. И кстати, есть такой островок (Бразилия), где на каждые сто квадратных метров (а это 10 на 10 шагов) приходится до ста штук крайне ядовитых гадов. Существует также и телевидение – там плотность сосредоточения гадов в одном месте много-много выше…

Наши основы? Умение довольствоваться малым. В основе интересы Общины, а закон - совершенствование природных связей с землей. Сколько и как мы проживали свое время до периода, когда нас взялись расслаивать и слабить христианством? - одна из тайн, сам вопрос о которой стирался всю последнюю тысячу лет. Но можно ли говорить о копировании? Оно всегда слепо. Инстинктивное, близкое и естественное нам - разве это крайности? Можно рассуждая о подражании, упрекать им. А можно направлять к нему и идти таким путем. Подражая чему-то крепкому, не доходя до копии, становишься неподдельным.

Урок – это принятие или снятие с себя Рока, который ведет человека (не надо принимать "рок", как худшее значение, иногда его накладывают на себя добровольно, и тот служит в пользу обществу и личную славу). Но все можно переиначить и опоганить безмерностью. "Уроки монашества" были доведены до крайностей, чуть ли не маразма. До маразма же пытались довести суть (идеологию) движения к коммунизму. Когда хотят изничтожить, опорочить явление, его опошляют. Если нельзя сделать это явно, его "чрезмерят" - устраивают соревнования среди молящихся по разбитию лбов о пол. Не буквально, но смысл вы поняли. Худшими черты в этом не становятся, а только смотрятся, но человеку, в том числе и набдюдающему, ломают зрение. Принцип обесценивания. Ордена "Защитников Отечества" в том числе раздаются эстрадникам, актерышкам и актрискам, что прямо заявляют, что наше Отечество ненавидят...

Когда-то самодеятельная рукопашка поддерживалась модой «одного удара». Краткосрочной к сожалению. Через малое время «боготворили» уже другой удар. Много спустя внедрили моду "школ-направлений" (сомнительное и явно искусственное приобретение), она стала столь же краткосрочной и проходящей. Маразм чрезмерности - один из инструментов в руках манипуляторов. Хотите отвратить естественное стремление молодого человека к освоению "боевого комплекса", который поддерживает тело в состоянии готовности и питает дух? Способствуйте продвижению множества "школ" (сект), создавая моду в делах сомнительных, не давая опомниться, внедряйте следующую - и достаточно, чтобы размыть само понятие и значение. Что? Не в работе, а уже было проделано? А я о чем...

Маразм - всеохватывающие книги о «выживании». Равно - пространные энциклопедии. Равно - утверждения о том, что если явление не попало в энциклопедию (или интернет - по сегодняшней трактовке), то его, явления, не существует вовсе. О явлениях пишут люди, которые с ним никогда не соприкасались, лишь слышали звон неизвестно с каких рук. Косвенно затронуло и «варага», перемыв и наши косточки. "Самые тупые и нелепые секты России!" – обратите внимание, прямое манипулирование вашей оценкой заложено в самом название «статьи», вы уже не способны оценить поданную информацию критично. Но прочтем о «нас» с их слов: "ДЫРНИКИ" или (щельники) не признавая современное священство, дескать рукоположение оборвалось на ком то, осознали, что некому освящать иконы. Но молиться то надо! Решили молиться строго на восток. А так как зимой или в ночное время открывать окно или выходить из дома не всегда удобно, а молиться через стену грех, находчивые сектанты долбанули дырку в стене. По окончанию молитвы втыкали затычку обратно!.."

Без труда найдете в поисковой и остальное. Ложь, вброшенная каким-то засранцем, размножается в тысячу раз быстрее, чем оправдания тех, о ком она ведется (оправдывается? – виновен! – есть что скрывать!) - множится ссылками, опять и опять, повторяется, накладывается на крохи разумного и осторожного, что нельзя судить об явлении, когда о нем известно столь мало... но вот и это похоронено.
Не молятся! Умываются! И умываются именно лучом солнца (и вполне естественно, что только тогда, когда оное есть) – «ополаскивая» лицо и руки. Но луч нужно создать, выделить, отсюда и душник - "вырез на восход". Дыру в избе делали, чтобы впускать живой луч солнца - его приветствовать. Вот и все, и никаких коленопреклонений, чтений молитв, накладывания креста. И если нет солнечного луча, то нет и «молитвы», действо откладывается, и много раз может отложиться, а особо осенью. Это «солярные таинства» солярных (солнечных) верований, очень древние, уже и забыто, как делать «правильно», единообразно, потому всяк сам по себе, наитием, от души. Это обычай! Здоровый обычай, равный умыванию непременно не простой, а родниковой водой. А особым днем в году, так водой осьми родников или колодцев.

/Изыщите глупость и в этом, пооскорбляйте, и может полегчает вам от вашей хлорированной, да от света неонового… И кстати, есть у нас еще одно из самоназваний доселе власти не известное, доброхотами «не обыгранное», ведь судить будете клеймениями, наделяя уничижительными определениями, ибо такова сущность пустоты – уровнять до себя и возвыситься, принизив.../

У значимых родников, в местах малодоступных, случалось на столбике стоять восьмиспицному колесу, и было оно отрегулировано так, что на русалкину неделю солнце светило сквозь и опадало на родник; луч из оси определял середину. Родники нашей местности считаются целебными, что неудивительно, поскольку проходили через пласты бело-голубой глины (той, что в аптеках торгуют мензурками). Но о чем речь? О Солнце, Воде, Земле… путях под солнцем, воде и земле.

Последний раз редактировалось Фиксаж; 19.10.2019 в 20:02..
Фиксаж вне форума  
Старый 19.10.2019, 20:33
  post #4
Фиксаж
Выживальщик
 
Аватар для Фиксаж
 
Регистрация: 08.12.2010
Адрес: Лешенское
Сообщений: 1,957
Сказал(а) спасибо: 583
Поблагодарили 3,901 раз(а) в 1,077 сообщениях
По умолчанию

3.

Не всякое пограничье, а точнее - "порубежничанье" (как образ жизни), влечет за собой создание Устава. Но когда он состоится, наследное следование ему не только оттачивает, закрепляет сам устав, но формирует и наследный характер. Порубежничанье создает удивительные, порой долго сохраняющиеся обычаи. Наиболее известным примером - Запорожская Сечь. Их уставу, их обычаям, едва ли полшага не хватило до того, чтобы стать религией (некое "сектантство" там уже было налицо). Были менее известные, о других так никогда не узнаем - они ушли с последними представителями. Но остаются приметы и предметы "бытия", которых не уничтожить. Вот озера – древние. Как правило, глухие, без близких селений, чистейшие и глубокие (следствие прохождения ледника). Эти имели (сегодня уже подзабытую) сущность, культовое значение, относящееся к дохристианизации мест - насильственной или естественной.

/Хотя я и не понимаю, как может быть естественной какая-либо религия, насажденная сверху, естественно лишь то, что идет снизу - от корня. В собственной памяти отмечены "мужские" озера (как "Три Брата" или "Корни" - место ритуалов переходного возраста и воинской присяги) и женские (как "Божья Стопа" - место их треб и «стыдных» озерных обычаев) - названия естественно даются не в их сегодняшнем (мирском) географическом переименовании, потому на картах не ищите. В культуре варажников на "мужских озерах" даются обещания (обеты у христиан), и только на "женских озерах" требы (мольбы с приношением), за века многое срослось, теперь едва ли не исчезло, то не стоит ломать копий, что делается уже не то и не так./

Дохристианская история Руси и сегодня не считается славной, ни даже существующей, потому как это история язычников. Нет и не было Гедарики, походов на Рим, Славянской Европы, острова Русь в Русском же море (отголосков отступления ледников, освобождающих великую равнину и оставляющих постепенно высыхающие пресноводные моря), великого содружества племен, языческой культуры, да и вообще культуры с ее самобытной письменностью… Не удалось срыть «змеевы валы», но можно их не замечать, борьбу с Хазарией – эпос богатырей - слить с татарским периодом, и окончательно похоронить Тартарский… Мы – вандалы. В самом деле, без прикрас (не в нарицательном значении этого слова и не в контексте сказанного). И у стен развращенного Рима, который был предназначен сносу на тех же основаниях, по которым признается божья правомочность уничтожения Садома и Гоморры, выкрикивали не имя собственного племени, как ошибочно поняли сами римляне, а позже записали историки. В нас кровь и боги угро-финских племен, племен балтийских, прочих лесных и побережных – коим нет числа, всей великой русской равнины и гор, ее опоясывающих...

Приход новой династии (как и новой идеологии), если нет славных деяний, связанных со старой, знаменуется пляской на костях.
Оболгать Ивана Грозного (Рюриковича) – естественное действо Романовых на почве ненависти к нему и страха, который не затух и спустя три столетия - это нельзя лучше «отображено» в памятнике «Тысячелетие России», в котором Ивану Васильевичу Рюриковичу, процарствовавшему семь десятков лет – и как это оценивать? – не нашлось места. Он заявил о себе, и продолжает заявлять во весь голос, своим отсутствием. Схожий анекдот произошел тотчас после возвращения власти Бурбонов – они спешно принялись печатать прокламации, в которых не было Наполеона, а произошедшее, какие-либо свидетельства, поясняли временным «умственным затмением французского народа». И ведь могло бы сработать! На Руси ведь сработало - со всем ее славным периодом, предшествующим Рюрикам. И уже некому объяснить – почему сыновей Ивана Грозного (старшего и младшего) публично именовали Дмитриями, а в узком кругу – УАРАМИ.

Во все времена, на всех континентах, история (вне значений что бы не происходило в прошлом на самом деле) определяется политикой существующего исторического момента и диктуется правителями; историки фигуры исполнительские, к режиссуре самого спектакля они не допущены. Она основывается на деяниях правителей, в угоду им она и состряпана. Если правители немцы – это «немецкая история русского народа», если хазары (я о современье) – это «хазарская история русского народа», сам русский народ здесь не при делах. «Народ безмолвствует…» – это следует понимать, когда речь идет о делах столь же сомнительных, как и озвученное классиком. «Народная история» не рассматривается, а для публикаций некоторых моментов, из нее берется только подходящее парадной, но чаще и она досочиняется, как некий «глас народа». И «народ» не берет под сомнение слово печатное - столетиями в традициях крестьянской Руси было считать его равным рукописному и словом истины. Он искренне верит, что так говорил и так действовал.

Местные явления, оставшись на месте возникновения, претерпевали изменения под староверами, а пред ними, глотнув лучшего от угро-финов, вели свою историю от свайных времен. Коренных с этих мест (так считается) вытеснили славяне. Что-то вносилось от варягов, чьи пути пролегали через эти места (волоки!), и опять, и опять. Кто знает, как глубоко, если до сих пор живы, напоминают о себе, змеиные культы. (Автор участвовал в одном из них ребенком). Откуда пришло, что слога «ра», «ва», «га» обязательны в варажьем имени? Почти никогда три, редко два, но один слогосмысел - это обязательно! И что имен должно быть несколько, в том числе и то, что служит лишь до совершеннолетия, выступают оберегом. И откуда, что совершеннолетие определяется не биологическим возрастом, а возможностью пройти урок? Откуда, существующий до сих пор обычай, брать из-под стрехи щепу с нацарапанными рунами (слогами), бросать вверх россыпью с завязанными глазами, и присев на корточки, из того, что выпадет, собирать свое имя?

И кем ты становишься? В чем твой урок? И что можно взять не раньше, чем породишь сына, обсадишь, уже ему, круг деревьев живой варажницы, одаришь именем детским (имя идет от имени)? И что когда поставишь, уже собственную, уже родово-семейную, варажницу, освоишь скрыт, снабдишь его всем, что нужно семье, когда...

Существует множество форм и видов язычества. Само это определение никого не оскорбляет, примем его как всеобщее название форм духовности, которые существовало до парадов Христианства и Мусульманства, новых религиозных форм, отпочковавшихся из Иудаизма, являющихся на каком-то этапе определенно его сектами. Мы можем выступать как «родоверы» (верящие в свой род или породу) или назваться «родноверами» (исходя из понятий, что она наша и истинная), самоназваниями указывая,что полагаемся на родную веру и верим в наш род. Что это наше обще-связывающее - понимание природы и человека, как открытого ей существа, неотъемлемой его части. Что такова наша «по-рода» - тоже неплохое определение, ибо принадлежит древности, а сохранилось до сих пор. Нас могут называть «новоязычниками», и с этим можно согласиться, ведь само название указывает, что были, и даже могли сохраниться, «староязычники», которым до этих плясок с названиями нет никакого дела. Так или иначе, людей собственного толка объединяет круг. Можно говорить о них, как о "круге людей собственного учения", но односложного яркого запоминающегося названия (кроме звания – русы) до недавнего времени не было. Родноверы? Звучит славно. Думается, как понятие, его и следует продвигать, как обобщающее, пусть само слово и "новодел", а живущие под ним, от страстей ли, что так много упущено, стремятся РА(с)кинуться собственным понятием (толком) "бога" на всю русскую географию…

"Новоязычеству", продвигающему для своего обозначение отличное самоназвание, но являющемуся в сути своей «язычниками выходного дня и кратковременных отпусков», стоило бы притормозить и очиститься от того, что к себе прилепило. Оно ужасается городу, "бежит в природу" (не покидая города окончательно), ищет себя в старых богах (без разбора), сочиняет новую мифологию (без осмысления)... Если бы оно, взявшее старт столь стремительно, смогло бы только вернуться к исходной точке, и от нее пойти неспешно (как в лесу) - «пустить разведчиков» широким охватом, едва ли не во все стороны разом, что подстать русскому «лесному характеру»... Но «родноверие» оседлали «южане», и первое чего добились, это раскола (меж собой), внесли (чего уж не расхл*****) - муть индуизма, мифологию чужой земли, сославшись, что она наши истоки. Пусть бы и так, но нас перелепила уже иная география, и призывы бродить всем «ежиками в чужом тумане» - это или глупость, или того хуже.

Варага? Это самоназвание. Встречается и сторонние, из удачных примеров - «болотные люди». Ничего срамящего, так оно и есть (во всяком случае – было) можно принять на себя частью «биографии».
«Россия – обширная страна, полная больших лесов в самых населенных местах, со стороны Литвы и Ливонии – больших болот, которые служат России словно крепостные стены…» - Жак Маржере знал, о чем говорит. Был командиром кавалерийского отряда иностранных наёмников при дворе Бориса Годунова, после служил Лжедмитрию Первому и Лжедмитрию Второму, участвовал в подавлении народного восстания против интервентов (1600-1611). Но под прогулку с Сусаниным не попал.
При крепостных стенах свои защитники, при лесах и болотах – собственные, сколько в них утопили интервента, не счесть, да и кто будет рассказывать?

- "Приведение охраняло Запад, - пишет историк и тут же противоречит сам себе: - Так сильные Вожди Ханские, Ногай и Телебуга, в 1285 году предприняв совершенно разрушить Венгерскую Державу и взяв с собой Князей Галицких, наполнили стремнины Карпатские трупами своих воинов, поскольку Русские были для них худыми путеводителями: где надлежало идти три дня, там Монголы скитались месяц; сделался голод, мор, и Телебуга возвратился (так пишет летописец) пеш, с одной женой и кобылой...", спасая лишь, согласно философии того времени - "мужчина должен жить ради трех вещей: есть мясо, сидеть на мясе и втыкать мясо в мясо" - самое ценное, включая собственное мясцо...
Любопытно не спасение Хана, а то что, едва ли не за 400 лет до подвига Сусанина (чей подвиг сегодня проституцией историков, назначенных оккупационной властью, объявлен несуществующим), группа, внедрившаяся в войско, осуществила операцию по канонам спецподразделений - "максимальный урон минимальными средствами". Так приведение ли охранило Запад в данном конкретном случае?

Учебник истории избирателен, но избирательность его составляют люди. Сколь подвигов равных подвигу спартанцев, погибших под Фермопилами, в русской истории? Несть им числа! Сколько безвестных, стоящих над честолюбием, выполняющих то, что ДОЛЖНО, так и не отправивших гонцов с поручением: "иди и скажи нашему народу, что мы умерли сражаясь"…

Часто считают, что партизанская война в России отсчитывает свою историю от рубежа славного 1812 года. Это не так. Это как раз тот случай, когда кому-то выпало остаться в живых, да вернуться на запад, чтобы рассказать о том, что случилось с ним на востоке - наследить мемуарами. Сколько лет существует Россия, столь лет и ее иррегулярным войскам, которые собираются не по призыву, а по долгу. Опять же «варага» - Вязовские Кровинушки, мужики деревень Новое Кстово, Пятчиха, Голенища, да Копнино, не все сплошь фамилией Голенищевы, да Копнинские, а и Лупины, Рыболовкины, Байковы, да Алексеевы, в 1941 году так и не дождавшись повесток, которые в общей неразберихе отступления просто не успели выписать и разослать, почесав загривки, зарезали скот, наготовили солонину, погрузили бочки на телеги, бросили туда же мешки с ржаными сухарями, что принято было держать в избах на всякий-який, запрягли и пошли искать собственный фронт. Погибли как один, но тому истории нет - чай не Фермопилы! Кто они были? Порубежники!

Гляньте карту Северо-Запада России. Обратите внимание на верховья реки Великой, что течет сперва на юг, затем поворачивает на север. О тех и речь. И лет на 500 вглубь ранее гляньте – что видите? То же самое. Пограничье! (См. и сохранившееся в топонимах: деревни и места Рубежье, Порубежники, латгальское Робежниеки…) И на тысячу лет от сегодняшнего гляньте, да и ранее. Рубежье! По любому – рубежье. Что являлось определяющим для тех мест? Волоки! (Вот смотри: Заволочье, Выволочье, повторяющиеся на разный лад «волочки»…) Но что подметили поздние поверхностные исследователи, не замечая и не увязывая со сказанным?.. В соответствии выступали лишь прозвища: «безпоповцы», «странники», «схутники» - эти весьма точно подметили положение вещей. Но в целом, говорили о том, чего не знали. Все-ж-таки «800 лет в тени деревьев»!..
Поэтично? Это определение, относящееся к нашим местам, не пойми откуда взялось - услышал его в советское время. Но почему 800?..
Фиксаж вне форума  
Старый 19.10.2019, 20:37
  post #5
Фиксаж
Выживальщик
 
Аватар для Фиксаж
 
Регистрация: 08.12.2010
Адрес: Лешенское
Сообщений: 1,957
Сказал(а) спасибо: 583
Поблагодарили 3,901 раз(а) в 1,077 сообщениях
По умолчанию

4.

В 11-12 веке в Славянской Прибалтике в очередной раз все перемешалось, пришло в движение, началось уничтожение ливов - их постигла судьба прусов (последний лив умер в прошлом веке). И кстати, латыши не имеют к ливам никакого отношения, они - плод растянувшегося на века немецкого генетического эксперимента, выращивающего на землях, теперь уже Лифляндии, удобного слугу-раба, со всей немецкой тщательностью выбраковывавшие неудобные экземпляры. Потому собственную письменность получили позднее якутов и руками тех же немцев – именно они создали "латышский алфавит" и грамматику. Наследие ливов в какой-то мере сохранили латгалы, которые в 1207 году (если за точку отсчета брать христианскую хронологию) собрали совет племен и бросали жребий с вопросом к своим богам - на кого их заменить? Выпало идти под западную церковную десятину. Но уже в 1222 году часть лаглальских племен подняла восстание, и как возмущается немецкий хронист: "Посмели мыться сами, смывая веру, выметали и мыли собственные замки, а тем лишились благодати!.." Любопытнейшее чтиво! Характеризующее... Насколько это примечательно - вся Европа не моется, сохраняет благодать (не иначе, как для чумы?), а эти дикари... И вот еще (читайте «Хронику» Генриха Латвийского) насквозь языческое и явно принципиальное: "А еще выкопали своих мертвых и сожгли на кострах..."

К несчастью (или счастью?), этнографические исследования обошли стороной те земли Северо-Западного пограничья, что прилегали к латгалам и белорусам, а ушли севернее, сосредоточившись вокруг Пскова и Новгорода. (Попутно обнаружив такой казус, что от новгородских былин не осталось и следа на новгородской земле - они «переселились на Север», ушли в изгнание вместе с людьми.) Далее еще об одном факторе, существенно повлиявшем на Северо-Западное пограничье.
Исследователи утверждают, что первое появление староверов на этой земле отмечено в конце XVII в. именно выходцами из Новгородской земли. «Никоновы» нововведения встретили отпор со стороны местного населения (впрочем, немногочисленного), беглецы находили здесь укрытие и знали, что их не выдадут.

Н.И. Зорин (невельский краевед) пишет: «Прилив населения из восточнорусских областей, несмотря на польские кордоны, продолжается. Сюда бежали, спасая веру своих отцов, старообрядцы, привлекаемые обилием земли, минимальными арендными платежами, густыми тенистыми лесами, так любимыми ими, близким для них бытом населения. Паны содействовали этому бегству, превосходно зная (?! – рассчитывая! – сноска моя), что старообрядцы, гонимые за веру за пределы России, будут ярыми, непримиримыми врагами своего отечества. Этих старообрядцев много и теперь в Невельском уезде, в Маевской, Долысской, Новохованской и Изочинской волостях, ими населены целые деревни…»

Невель? Неволь! «Не Воля» – такое его название как нельзя лучше, характеризуещее положение тех дел на целые столетия.

Кстати, граница России с Польшей в то время как раз и проходила по территории современного Пустошкинского района, по условным «землям варага» определенного отрезка вдоль реки Великой (волокам), а в состав Вязовской волости входили такие деревни, как Алушкава, Чурилава, Бессонава… (Названия предоставляю в их древнейшем написании.) А вот и еще, язычеству понятные, характеризующие (в том числе и контрабандные – «отхожие»! - промыслы), как Виноходцева, Харапуги, да Черепяги (см. толкование в словаре Даля). Напомню, Невельский уезд (город Неволь!) в то время принадлежал полякам.

К концу 17 века в среде «безпоповцев» ведущее место занимает дьяк Васильев (Феодосий), основавший в селе Русанова (по ту сторону границы) и подле обители, в которых спасалось от преследования до полутора тысяч единоверцев. Вскоре они распространили свое влияние и на соседние уезды, но в 1707 г. обители были разграблены (были высланы польские воинские части) – паны обманулись в своих ожиданиях (предполагалось, что беглецы будут воевать с православными). Но в то же время Феодосию нежданно было разрешено поселиться в России со своими сторонниками - князем А. Д. Меньшиковым во «владение Феодосию Васильеву» (читай – общине) в 1710 г была подарена (отписана) Ряпина мыза в Юрьевском уезде. И в следующем году Феодосий отправляется в Новгород, где тотчас попадает в руки новгородского митрополита Иова и принимает мученическую смерть («за старую веру»). К «старопоморцам» же – а именно таково было самоназвание толка, и оно существует до сих пор, как и последователи («федосеевцами» их прозвала церковь), была тотчас послана военная команда, уже русская, что разорила их новые обители. После чего часть их вернулась в Вязовскую волость, «…бо места в время были глухими, а душе приятственными…», в знаменитое лесное озерье, уникальное в силу труднодоступности и по нашим временам, перейдя там, как и прочие, на жизнь большей частью скрытую, не мозолящую глаза властей.

Все последующее время в районы, «зараженные расколом», назначали наиболее подготовленных священников, но общее переубеждение так и не далось. Старообрядцы лучше, чем «никониане», знали священное писание, в их среде активно распространялась грамотность (а с какого-то времени являлась обязательным требованием). Привлекало и отсутствие попов, отсутствие крепости (староверы не были крепостными, и в случае такого несчастья выкупали друг друга или помогали бежать), понятий нравственности, что спастись от преисподней можно «древлим благочестием и праведной жизнью», для чего, дабы не пустить грязи, ограничить свои контакты с внешним миром. С того ли периода и язычники предпочли писаться в староверы и соблюдать внешнюю обрядовую форму, лишь бы не допустить соглядаев до своих дел? Сколько из них всерьез переуверовалось, неизвестно. Считать это заслугой старопоморцев? Думается – да, духовное взаимообогащение происходило, вне всякого сомнения. Старообрядцы, как и язычники, отличались особым трудолюбием, работая от зари до зари (но язычники работали вдобавок и в праздники – что преследовалось), отказывались от алкоголя и курения. Отчасти одинаково воспитывали и детей, общим стало отношение к природе. Уже и христиане, если рубили дерево, либо случайно ломали ветку, просили прощения, принят был обычай разговаривать с деревьями… Двоеверие процветало общей взаимовыручкой, недоверием к царской власти и враждебным отношением к официальной церковной.

/Примечание: в написании последних абзацев был использован материал Т.И. Яковлевой – см. «К истории невельских и пустошкинских староверов»./

800 лет в тени деревьев. Церковь обратила внимание на эти места из-за исхода в пограничье старообрядцев, но оно не было пристальным, эти земли не приносили дохода. А контролировать поселенцев, свободно переходящих через границы, имеющих родню по обе стороны и собственные интересы, было сложно, силовые методы не работали, оставалось воздействовать лишь церковным увещеванием и перевербовкой женщин. (Последнее отчасти удалось, оно и породило то любопытное географическое двоеверие, что женщины верили «батюшкам», а мужики «дедушке» (лесу). Грешили и контрабандой (вариант «отхожих промыслов»), и в наши 90-е это дело было возрождено, несколько лет процветало, а вновь зачахло лишь недавно.

Вторая волна, уже ожесточенного противостояния, пришлась на времена Николая Первого, она подвигла на переселения в новые «обители». Этот переход, как и слияние с латгалами, историками упущен. Лишь к середине 18 века собирание и классифицирование "народного материала" стало не просто модным, а превратилось в науку, доступную многим, не требующую специальных познаний, кроме пытливости и терпения. Последовало вполне естественное открытие "двоеверия", которому навязали такой комплекс понятий, как "суеверия", и в очередной раз объяснили темнотой русского народа, срочно требующего мер по его образованию, изменений образа жизни и даже жилищ.

Соответствие представлений о «должном» быте «низших слоев», с представлениями - каким ему быть – не сходится с нашими. Беда всех этих желающих «изменить кому-то жизнь к лучшему» заключена в том, что они и понятия не имеют, что собираются менять. Ранимые дворянские души пушкинской поры, смирившиеся с собственными клопами, терзались, видя "курные избы", отапливающиеся "по-черному", но еще более избы, в которых нижняя часть была отведена под животных, дети спали над ними - как можно так жить?!

/ Да, для тепла, недоумки! Животные собственным теплом обогревают, и в избу их приводят телиться, выпадает на самые морозы, да и лес-то, чай, барский, приказчик - сволочь, хвороста не соберешь. А "курная изба" той причиной, что вы сами ввели налог со всякой трубы. Ну, что поделаешь, зато теперь по насекомым лишний раз дымом проходимся, одежду подвешивая, у нас вшей нет - они в барских домах с клопами дружбы водят, да еще на станциях. Опять же, продукт в подкрышье в дыму готовится, лучше сохраняется. А что глаза ест, так пока топится, мы там не сидим, дел много, а надо, так низом, пригнувшись - мы привыкшие.../

Деревня мракобесие всякой власти рассматривала как природные явления - катаклизмы, периоды бедствий. (К примеру, в Хрущевское бесовство середины 50-х, начала 60-х, ее житель рубил яблони, либо сажал их по две-три в одну яму не по собственной дурости, а властей, введших налог за каждый ствол.) Не имея возможности бороться со стихией очередного миро-переустройства, деревня разгребала мусор последствий, устраивая свою жизнь среди переломанного... в очередной раз.

"Столыпинские реформы" нанесли тяжелейший удар - был вбит клин в Общину. Они же опяь подвигли на переселение самых активных, но уже тем, что земли были скудные, а население удваивалось каждые два десятка лет, и не могло на них прокормиться даже общинами. Голод, что в начале 19 века на Северо-Западе и Центральной России стал повторяться каждые несколько лет - прямое следствие перенаселенности, любой недород на этих тощих землях отныне отзывался голодом. Жадность перекупщиков (90 процентов зерновой скупки "на корню" в здешних местах держало в своих руках еврейство) не оставляла шансов на разрешение этой проблемы, кроме как революции или переселения.

Но именно революционеры ввели запрет на хуторное ведение хозяйств. В 20-30-е само понятие Общины извратили, провели "кибутизацию", сделав подделку (под общину) обязательной, общегосударственным, неразумением, не под собственные, а "ими" прописанные уставы, невозможной отдачей налога "за жизнь", когда выгребали до зернышка, а возвращали по усмотрению "на усмирение". - "Мы победим, если монополизируем и удержим в собственных руках все имеющееся продовольствие!" - писал Ленин, и революция не заканчивалась 20 лет, до самого 1937 года - Сталинской ревизии дел и людей.

В Великую Отечественную деревня обескровила - отдав все (на Северо-Западе большинство деревень было стерто с лица земли подчистую), но не потеряла волю к жизни.
Хрущевские "укрупнения" убили не только малые деревни, но и из числа заново приписанных к таковым, частично уцелевших, посмевших восстанавливаться после сожжения их фашистами. Строились новые города и заводы, их требовалось наполнить.

В Брежневские времена, теряя корни, стряхивая с себя землю, деревня бежала уже невозвратно, пополняя бараки рабочих окраин. Послабления с выдачей паспортов, комсомольские призывы на государственные стройки, отнимали от земли не тех, кому было нечего терять, а тех, кому следовало ее передать. Преемственность нарушилась окончательно.

В 90-е (очередной Е-революцией, направленной на присвоение накопившейся общественной собственности, кражу ископаемых из недр, равно леса, земли, воды и прочих угодий) город победил деревню окончательно, сутью - уничтожил. Именно 90-е произвели контрольный выстрел в голову, проделав то, что не удалось за тысячу лет ни христианизации, ни губительнейших преобразований, направленных против человека Общины - человека Природы. Встряски последних 100 лет стояли на столь близких расстояниях, все, как одна, направленные против общины, были жестоки, но до 90-х еще не геноцидные, потому как предлагались иные, пусть бесправные, пусть "эрзац", пусть "псевдообщинные", но твердые формы, что в целом раздробили, изменяя психотип трех или четырех поколений, вырывая лучших, предлагая им другие цели, и обволакивая безысходностью оставшихся, отучая их от земли. Последние действия погубили не просто крестьянскую Общину, они погубили саму деревню - древнейшую цивилизацию, и уже целиком и полностью. Был уничтожен уклад жизни и малейшая тень возможности восстановления прежнего. Город убил Деревню. Надругался. Поиск в ней этнографического материала сегодня, но особо горожанину – беЗсмыслица, современник даже и не поймет, почему столь настойчиво слово пишется именно так «беЗсмыслица». Ведь ошибка же?..
Фиксаж вне форума  
Старый 19.10.2019, 20:40
  post #6
Фиксаж
Выживальщик
 
Аватар для Фиксаж
 
Регистрация: 08.12.2010
Адрес: Лешенское
Сообщений: 1,957
Сказал(а) спасибо: 583
Поблагодарили 3,901 раз(а) в 1,077 сообщениях
По умолчанию

5.

«Наши первые властодержцы без гнева позволяли описывать все доброе и недоброе, случавшееся на Руси…» - это опять В.О. Ключевский. Приводит слова летописца начала 15 века, но не рискует сделать выводы естественные и далеко идущие, а только озабочивается - кому оные принадлежат. А вывод неутешителен. В веке 15-ом (отнюдь не первых властителей и даже не десятых) на описанное «не то», да «не так», «властодержцы» гневались, и зная незатейливость тех веков, понимаем, что дело это становилось небезопасным. Понятно, что гневались не только на настоящее, летописи переписывались постоянно, вносились правки тому, что упустили ранее. Понимали дело общественное (в котором язычеству не было места) и личное, что касалось предков правящей династии, а также их ближней и дальней родни, неблаговидных поступков, вылизывалось, а с этим частенько исчезали и сами события. Замалчивания (изъятие фрагментов истории) становилось обычным дело, но вписывать иное, осуществляя подлог, не рисковали, пока память была свежа. Зато в те века, как естественное, мы получаем версию новгородцев против московских и противоположную от московских против новгородцев. И коль московские «гости», в конце концов, победили, то в последних событиях новгородцы описаны крайне неприглядно – необходимы были основания для их наказания, свидетельства для потомков, и они закрепились. От навязанного невозможно избавиться и оспорить – «Москва еще в силе». Можно лишь гадать.

(«Га»/«дать» – это предоставить, указать иной путь, равно «открыть калитку» новым суждениям. Каким? Тем, что прямо или косвенно касаются «варага».)

Можно поговорить, к примеру, о традициях захоронений, обратясь к жальниках (от слова «жалость», «жалеть»). Археологи отмечают целые культуры по способу захоронения. Ведь не было дела более консервативного, чем это. Оно изменялось лишь с изменением культуры (религии) и то не сразу. Разумеется, был введен запрет на сжигание и сплав покойника в лодке. Язычество! Но еще и в XVII веке даже в Москве хоронили по традициям, зафиксированным археологами у финно-угров за тысячелетие до того, т.е. еще до христианизации. Как пишет об этом финский исследователь Кай Муррос: «Меня очень сильно волнует тот факт, что финны и русские фактически являются одной огромной нацией... Всякий раз, когда я вижу русские картины Константина Васильева, я лишь задаюсь вопросом, как кто-то может думать, что мы являемся разными народами!».
Откровенно говоря, непонятно, кто кого ассимилировал. Неизвестно даже - на сколько мирно произошло смешение пришлого и коренного населения. Волны славян перекатывались через финнов, перемежевывались заново, но понятия племенных границ (по нациям) не существовало. Как неизбежное возникали и конфликты и родства, союзы и смешанные браки, перенимались приемы жизнеобеспечения, и целым родом могли перейти на иной образ жизни. Земледелие наступало. Тот, кто хотел сохраниться прежним, чтобы выжить, должен был удалиться, отступить в чащу леса или поселиться на островах среди неинтересных никому болот.
Развивался универсализм… Можно угадать что было, на поздних примерах. Из свободного доступа:

«…В этих малолюдных неприветливых местах жили и бежавшие из Российских земель староверы. Они обживали небольшие возвышенности среди десятков километров болот – «острова» (на местном языке –«сала»). Распахивали немногие кусочки пригодной земли, заводили скот, иногда строили маленький молитвенный дом, хотя чаще всего молились в чьей-то более просторной избе…Главным стремлением было — уберечь от гонений свою веру и образ жизни. Так появлялись на карте Сиксала («маленький остров»). Лиепсала (Липовый о-в), Ракксала и др. Тогда это был самый западный ареал расселения староверов Латвии. Основная их масса поселилась восточнее – между Резекне и Даугавпилсом, а также в самом юго восточной углу Латвии – на рубеже с Литвой и за ним…»
«…Один из расположенных в недрах болота лесистых островов – Сиксала – старинное место проживания русских староверов, которые в 17-м веке спасались здесь от гонителей веры. В наши дни на Сиксале по-прежнему находится четыре хутора, где протекает активная жизнь, не видная постороннему глазу…»

Примечательна и эта современная приписка: «…Попытка самовольно вторгнуться на охраняемую территорию влетит в копеечку – за сохранностью этого уникального природного уголка пристально наблюдают…»

/СМ. РИСУНОК 1-11/ - болота

/Примечание: существует два РА-к-сола (правильно РА-КА-сола – древнее языческое название, что толкуется сегодня так: СВЕТ (РА). Смерть (КА). Остров (сала - балтославянском). Ракасала! Почти во все древнейшие названия первично закладывалась характеристика места. Отсюда Плескава (древнее название Пскова) характеризуется, как «разлом/смерть/вода-земля» и имеет отношение к неким давним событиям…/

И вот на что следует обратить самое пристальное внимание: «…Из сообщения гр. Суворова — Рымникского губернатору Лифляндской губернии (1849 г) видно, что живущие в 10 верстах от дер. Раксола раскольники числом до 400 душ (дер. Новино) около 8 лет назад все были православными, но потом «совращены в раскол монахом Ив. Савельевым, проживающим ныне в Рижской Гребенщиковской богадельне» (примечание – староверской, организованной староверами)

Вас это удивляет? Речь не о том, что истинно православные не пойми с каких-то там грибов, вдруг, все 400 душ, перешли в староверие (надо думать радостно), а в том, что язычники (или двоеверцы), которым приходилось числиться православными и находиться под присмотром, перешли в гораздо более удобное «беЗпоповие».

Человек живет подражаниями. Племя ограничивает человека, выставляя себе обычаи, которые лепят человека племени. Человек не может существовать вне племени, а те редкие единицы, которые себе это позволили, рано или поздно исчезают, и память о них стирается. Человек живет подражаниями, выбирая достойные себя. Случается, такими подражаниями меняются, продлевая жизнь свою, целые племена… Племя русов, погибнувшее ли, растворившееся в крови других народов, обессмертило себя тем, что яркостью характера, обычаями своими, заставило племена, с которыми когда-то соприкоснулось, подражать себе и с гордостью называть себя русами – русскими.

Человек растет и воспитывается подражанием. Это может быть подражание отдельных людей отдельным людям, и подражание народов народам. Государство, если оно здорово, либо стремится к этому, отыскивает и выявляет примеры годные для подражания, являющиеся для всех ориентирами и опорой. Государство сдавшееся, находящееся в зависимости, кажет своим гражданам иное, то что диктуют захватившие над ним власть, боящиеся, что оно окрепнет примерами здоровыми и найдет опору в историях собственной славы…

«Языческое ли православие», «Православное ли язычество», «Родноверие» (родная вера) или «Родоверие» (вера в род) – не суть! - речь об экологическом движении. Относитесь к нему именно так, и все встанет на свои места. Стремление жить на природе и в гармонии с природой, сродни тому, как если бы вы жили при социализме и стремились к коммунизму, где коммунизм - линия горизонта, мечта, к которой стремятся и которую надеются реализовать. Но социализм (даже если брать чистейшую его модель), относительная гармония, стремящаяся к социальной справедливости для всех членов общества. Но гармония! Он, социализм, близок к природе. "Язычество", как экологическое движение, более преступно в глазах капитализма (рабовладельческого общества), выстраивающего власть на оболванивании рабов, нещадной эксплуатации всех ресурсов - природных и людских, чем какая-либо из форм социализма. Язычество – это почти что коммунизм. Язычество - это бегство раба. И если сегодняшнее "коммунистическое движение" заложено в рамки и подконтрольно, то "язычество" все еще стихийно. Оно некая анархическая форма коммунизма (произрастет как ей угодно – «природно»), а значит, нерегулируемая. Отдельные попытки разделаться над ним уже принимались, но не несли успеха причиной его территориальной и "мозговой" раздробленности, - это как пробовать разобраться с муравьями, что не спешат создавать муравейника, где их сожгут. Попытки опорочить, осмеять, не приносят успеха, причиной что порочат и осмеивают лишь одиозных представителей, а не явление в целом.

Неизвестно, когда самобытное мышление выкристаллизовалось в «системный свод варага» (условное определение), от которого сегодня мы имеем лишь обрывки. Но можно (не боясь обвинений в новоделе) додумывать эти обычаи, обращая их в Веру, а зная общее направление движения, с уверенностью угадывать - что «любо богу» и человеческому духу, а что нет, пусть оное и зиждется на разбросанном по векам (ныне забытым) и народам (ныне исчезнувшим). Основой его (уже «новодела», как спешат навешать ярлыки, и «новоязычников» - как клеймят, тем самым парадоксально указывая на возможность существования «староязычников») выступает русская мировоззренческая культура, и здесь уже сложно ошибиться.

Мифы создаются из легенд, которые не омрачают тени реальности. Легенды - это факты, у которых какими-либо причинами утеряны (украдены, уничтожены?) наглядные материальные доказательства. Наше языческое прошлое легендарно, но оно не миф. Примеряя к сегодняшнему дню, можно сказать, что так и не став настоящим, оно, тем не менее, крепит будущее, дает на него надежду. Всяк родновер - патриот России, и не способен стать коллаборационистом, иначе какой же он "родновер". Есть этому отвод, сомнения?
"Язычество", "язычники"? Не нравится, но что поделаешь, смело пользуйтесь этим обозванием - оное русское, едва ли способно кого-то оскорбить, время его очистило. Ныне это прозвище объединяет собой все явления природных вер, не входящих в мировые религии. Нам предлагают с ним согласиться, но разве не переводят прозвище "язычники" для своих западных публикаций, как "поганые"?

Но разве наши сегодняшние различного рода вытанцовывания, с явно натянутыми толкованиями (что-то там про "язы"-"языцы" племен), не игра на чуждом поле с добровольным принятием их правил игры? Ведь "они" не толкуют, да и будут «по-нашему», и даже не знакомясь, что им до наших разъяснений?

Пусть репутация христианства (как и само крещение) были подмочены (извините за двойственность смыслов) еще во времена Владимировы, все лучшее - мироустройство и государственность - принесено Христианской церковью – пишет сама она (и мы должны ей верить, потому как к этому прилагается тысячелетняя монополия). Впрочем, подмени язычники христиан, не думаю, чтобы они писали иначе. «Все лучшее создано язычеством!» - имеет точно такой же вес. Слово против слова. Вопрос доказательств - это "кто кого перекричит", «количества выкриков" и «возможность кричать" в ухо общества, которое следует убедить или переубедить.
Фиксаж вне форума  
Старый 19.10.2019, 20:44
  post #7
Фиксаж
Выживальщик
 
Аватар для Фиксаж
 
Регистрация: 08.12.2010
Адрес: Лешенское
Сообщений: 1,957
Сказал(а) спасибо: 583
Поблагодарили 3,901 раз(а) в 1,077 сообщениях
По умолчанию

6.

Современный «информационный мир» создан и поддерживается манипуляторами. Возможным стало все, логика не участвует, понятия справедливости перевернуты, ваша будущность вам не принадлежит. Вот простейший пример манипуляции 90-х, в форме вопросов с голосованием (он изменил состояние определенной географии). Результат известен заранее, а «общественное мнение» создается опросником:
А) Хотите вы жить в маленькой, но свободной и независимой стране?
Б) Хотите жить в условиях тоталитарного государства и сталинских лагерей?
Опрос касался отказа от СССР и проводился будущей национал-номенклатурой «маленькой страны», которая, после прихода к власти, скоренько ввела 20-летний срок «бана» организаторам любого несанкционированного митинга. (Если быть более точным, то от 8 до 27 лет реального срока)
Обыкновенно сокращается время самого опроса, чтобы человек не сообразил, за какого барана его держат. Опрос начинается внезапно, без предупреждения, и столь же быстро заканчивается. Ну, и понятно для того, чтобы возможная оппозиция не успела выступить с разъяснениями, впрочем, бесполезными. Подсчет голосов ведут организаторы опроса. Они же сохраняют у себя данные на будущее, и зная «кто и как голосовал», допускают или не допускают «неправильно проголосовавших» в свою «чиновничью структуру». Какого-либо противодействия запущенному механизму не существует. И если уже спонтанно проголосовал, то обратно свой голос не вернуть, не переголосовать («ввиду вновь открывшихся обстоятельств»). Выигрывает всегда тот, кто запускает опросник. А результат, как уже сказал, в него заложен.

Попытайтесь представить какой «опросник-голосование» составит церковь по «общенародному голосованию» в пользу отказа (читай - запрета) от язычества. Князю (когану) Владимиру, уж на что тот был нетерпелив, понравилось бы.

Желание и способность думать - внутренний дар. Распределенный случайным образом, редкий и не наследуемый. Им обладают (причем, вне связи с уровнем жизни и нацией) примерно 10% населения. Вроде бы лотерея, но... ключевое слово - "желание". Системы воспитания и образования могут быть выстроены так, чтобы это желание пропало или не пробудилось. И вот все меньшее число людей развивают эту способность… Но все же их количество еще слишком велико, чтобы ввести надежное однообразие для манипулирования всеми. Дар стремятся купить и поставить на службу, разрушить или перенаправить одаренный ум в другую сторону.

Информационные? Вас оставляют не со знаниями, а с ощущениями. Такова их задача - создавать направляющие и разрушающие ощущения. Именно ими управляют человеком. Дело не в том, что создание постоянной тревожности помогает сбыту антидепрессантов, а том что с их помощью химической терапии мозговой деятельности отработать любые направления, но также и "наказать", отняв "лекарства".
История? "Все и всегда было плохо, а потому нет смысла что-либо менять!" - над ложными посылами работают подчиненные умы, считающие, что они-то вне воздействий на быдло. "Царство справедливости в этом мире дело невозможное!" - и обилие сект и парадных религий, где находят утешение, что царство справедливости есть, но не в этой жизни, и не для всех одинаковое.
"Если справедливость не равна, то есть ли у нее право так называться?"

Во времена, когда едва ли не каждое печатное слово читалось просвещенными людьми вышел, оплаченный Англией, литературный пасквиль - "Россия в 1839 году" - записки полуторамесячного знакомства с Россией некого де Кюстина, знакомства, после которого умному писателю Бальзаку, посетившему Россию позднее, пришлось с горечью заметить: "Пощечина, которая полагалась Кюстину, досталась мне..." Парадокс. Не зная русского языка, за полтора месяца путешествий на перекладных, званых обедов, заезжий француз сделал выводы и дал пространную характеристику России, всем сословиям, заклеймив и мужицкое, и дворянское, в общем-то, все заклеймив, с присущей подобным типам язвительностью, отказывая всем народам ее населяющим в честности и благородных побуждениях поступков, объясняя все рабской сущностью. Произведение тем нам интересное, что в нем пролеживаются приемы, позже тщательно разработанные, углубленные и поставленные на службу войны информационной.

Умалчивая, со всей тщательно избегая сравнений с собственным народом (даже упоминаний), Кюстин в одном даже зашел дальше, отказал России в таланте, назвав Пушкина молодым подражателем какого-то "французского поэта", при этом разумно избегнув огласить фамилию этого поэта - заставив позднейших историков (в том числе и французских) озабочено тереть в затылках, пытаясь понять - кого он собственно имел ввиду? Адресная ложь старается не разглашать собственные адреса - те, по которым ее можно опровергнуть. Записки Кюстина, более походящие на зарисовки несостоявшегося мародера, лишенного возможности безнаказанно пограбить, бессильно облизывавшегося, смотрящего на все с сожалением мародера и одновременно инстинктивно ищущего оправдания своему мародерству, с восторгом были встречены Европой. Паханом тех подворотен, обещающим взять реванш (на Россию в одиночку не ходят!), уже назначила себя Англия.

Подхватили! Чужие и ставшие чужими свои. Герцен, которого во все времена чрезвычайно высоко оценивал революционный кагал, пришелся им ко двору именно категоричным оплевыванием ВСЕЙ русской истории, в которой он не видел ничего, кроме низменных проявлений русского человека, чью сущность он также считал рабской. Странная однобокая избирательность для человека у которого был совсем недавний наглядный пример 1812 года, когда крепостные - крестьянство, русский народ, которому Запад (как всегда!) нес освобождение, в войне с супостатом не щадили животов собственных, а русское дворянство, которое Наполеон мыслил всего лишь поставить себе на службу, сохранив все его привилегии, возмутилось и вгоняло себя в разорение, жертвуя Отечеству всем, что у него есть.

В своем приказе по армии Наполеон заявлял следующее: "Рок влечет за собой Россию: ее судьбы должны свершиться. Пойдем вперед, перейдем через Неман, внесем войну на ее территорию. Мир, который мы заключим, положит конец гибельному влиянию, которое Россия уже 50 лет оказывает на дела Европы!.." Кажется занятным, что Россию и после пытались усмирять сплошь "миротворцы".
Европа не поскупилась - более 200 тысяч из Италии, Баварии и Саксонии, 90 тысяч поляков, 50 тысяч штыков на завоевание России выделили Австрия и Пруссия, были также венгры, бельгийцы и голландцы, которых никто не пересчитывал... Наполеоновское вторжение в те времена именовали нашествием двунадесяти языков. Французов в армаде было меньше половины, но они являлись привилегированными завоевателями, поскольку перед тем завоевали всех остальных... (Ничего не напоминает?)
Перед вторжением в Россию, подбочась, Наполеон произнес еще одну "коронную" историческую фразу: "Еще каких-то три года, и я - властитель всего на свете!"
Как это принято жаргонить в нашей современности? Обломился! Следующая фраза, сохраненная коварной историей, когда в возке вдоль смоленской дороги, видя собственное, обмотанное в бабьи тряпки, когда-то победоносное, а теперь едва бредущее войско, он бормотал себе под нос: "От великого до смешного один шаг!"

Как так получалось, что "непобедимые" завоеватели от последних времен теряли все на России? Языческие начала! Языческая цивилизация, дух которой не выветрился.
Европейские страны не являлись цивилизованными - ни времен Наполеона, ни от времен Гитлера, всякий раз шла орда, состоящая из потерявших человеческое обличие мародеров. Упреки к Кутузову, что он не разбил, не взял в полон Наполеоновскую армию, когда она, от всех ужасов, без оглядки драпала из России, неосновательны. Решение было правильное, исполнение безукоризненное - беречь людей России. А именно - оставить войну на казаков, которые гнали армию Наполеона словно зараженное "холерное" стадо, не приближаясь слишком близко, а только, без ущерба для себя, забивая отставших и заблудившихся (в чем им с большим воодушевлением помогало крестьянство) всякий раз этим ускоряя их движение по смоленской дороге, множа те трупы, которые пришлось бы в иных обстоятельствах разменивать на собственные жертвы. Вся смоленская дорога, а также и участок от Березины до Вильно, были буквально усеяны трупами, среди которых бродили, перемешавшись между собой сошедшие с ума австрийцы, немцы, поляки, венгры, французы... Впрочем, тут стоит читать не историков - что расскажут историки! - читать следует мемуары уцелевших, а в школах Европы заучивать бы наизусть, сравнивая с мемуарами побывавших в Сталинградском котле.

До этой войны, век 17 и 18-ый пытался перевести в русло - это два императора двигают на шахматной доске собственные армии, а остальных это ни коем образом не должно касаться - это "фамильные" разборки государей - помазанников божьих. Однако, жители не пожелали быть простыми созерцателями, хотя им и было разрешено смотреть, как горят их дома... Еще слишком сильно сидело в нас языческое – недоставало христианского. Случилось то, чего больше всего опасались наиболее здравомыслящие из этого европейского воинства... Испанский вариант! Как раз с войны 1812 года Европа, получившая столь основательного втыка, взялась упрекать Россию, что та воюет не по правилам.

Каждому проигравшему необходимость собраться силами и духом, после того как обгадился. Раньше это составляло жизнь пары поколений. Но осознанием возможностей пропагандистской машины, с появлением газет, перевирающих события, эти сроки уже можно было сокращать. Сами участники и их изустные рассказы (предания) уже не являлись носителями информации о происшедшем. Россия всегда уступала в информационной войне - войне, правила которой определял Запад. Исключения составляли только когда существовал (столь пугающий Запад) "железный занавес" - в самом деле железный, лишь он мог противопоставить разрушающей мощи собственную ясную идеологию, понятную всем народом ее населяющим: "равная справедливость на ее территории для всех без исключения". Это диктовала логика русских, их мировоззрение - если где-то убывает, это может означать, что где-то прибыло и наоборот.

Информационная война Запада предлагала особый уровень подлости. Невозможно перенять приемы, которые Запад отрабатывал столетиями. Всю историю России на протяжении веков Запад выступал по отношению к ней с позиций агрессора, а периоды затишья обуславливались лишь тем, насколько крепко ему, Западу, вломили в прошлый раз. - Русские дикари! – говорил вслух Запад. (- Язычники! – подразумевал он.)
Фиксаж вне форума  
Старый 19.10.2019, 20:49
  post #8
Фиксаж
Выживальщик
 
Аватар для Фиксаж
 
Регистрация: 08.12.2010
Адрес: Лешенское
Сообщений: 1,957
Сказал(а) спасибо: 583
Поблагодарили 3,901 раз(а) в 1,077 сообщениях
По умолчанию

7.

С чего когда-то началось и на чем застопорилось? Обратимся к человеку древнему. Естественно, что плетение было едва ли не первым прикладным делом, с которого «доисторический» (что за глупейшее из определений!) человек стал развиваться ускоренно; пальцы становились все более ловкими, воображение раскручивалось, ломая преграды, применение ширилось... Требовалось больше и быстрее. Члены общества, в силу возраста или полученных ранений, не способные к добычам, уже не являлись бесполезными. А началось, скорее всего, с необходимости дополнять естественные ограждения, с заборного обнесения пространств для защиты жизнедеятельности. Заборы с вплетением ломких-ранящих, колючих или заостренных; сперва объемные и широкие, а со временем, с достижением надежности при меньших материалах, все более сужающиеся и, наконец, плоские. Это уже едва ли не искусство (по тем меркам). Отдельное плетение, не удерживающееся на месте за счет корневых или вкопов, потребовалось надежному (и быстрому!) закрытию жилища. Плетеная дверь, с натянутой шкурой – почти революционное изобретение.

Возникли уже и первые целиком плетеные жилища (определенные просуществовали до нашего времени - юрта башкир). Новый рывок во имя все больших удобств. Рогожка, следом дерюжка, циновка, все более тонкое и более плотное плетение… Стали накрываться не одними только шкурами. Снизилась необходимость добывать определенного зверя – плетение стало все больше входить в элементы одеяния, предохранять. Обплетенные куски кожи вокруг стопы и лодыжек сохраняли форму. Первые щиты (очередная военная революция) тоже были плетеными. Первые заплечные корзины для переноса имущества, полностью плетеная обувь (лапти сохранились едва ли не до нашего времени – это обувь «по средствам»). И первые глиняные емкости, до изобретения гончарного круга, выкладывали веревочками из глины - сутью их «плели» и обжимали. Но метод не подходил к все более востребованным крупным емкостям, приходилось идти снизу от очень толстого к утончающемуся, а иначе не держалась форма. Емкости получались слишком тяжелыми, уходило слишком много, такая посуда плохо прожигалась и мало служила… А затем чей-то светлый ум догадался обмазать глиной плетеную корзину и обжечь ее в большом костре. То есть, сведением двух вещей с недостатками, был создан эталон собственного времени. К нему у древних людей не было претензий очень долго…

Естественно, что выделились мастера «плетения», что передавали навыки, секреты мастерства тем, кто желал внимать. Но лишь в капиталистическом обществе возникла ситуация, что при отсутствии спроса мастер был обречен на нищету и погибал. В общине такое невозможно. Но речь не только об этом. Язык того времени развивался обстоятельствами схожими с плетением. А изобретение «гончарного круга» было невозможно без осознания круга вообще. И это был уже другой уровень. Но не будь корзинного плетения, изделий, которым все чаще стали придавать округлую форму (ибо она создавала ту необходимую жесткость предмета, которой добивались), не смекнули бы, не создали уйму вещей, не развили бы в себе столь необходимые навыки, но более всего воображение - способность совмещать и находить другое применение.

Современному горожанину, с пренебрежением относящемуся к дикарям, - уверен! - не хватило бы сообразительности, он не додумался бы и до сродного. (Это удел «нищенствующих обществ».) Он живет на готовом, его воображение не связано с методом совмещения «несовместимого», применений «не по назначению», он живет в «поле инструкций», предписаний. Сытое общество использует и выбрасывает, следом покупает новое. Общество «недоедающее», сломавшиеся вещи восстанавливает, ремонтирует, отказываясь от лишних деталей, упрощает, повышая надежность, применяет к другому… (Вспомним «поршни» - обувку первых послевоенных, созданной деревней их немецких мотоциклетных покрышек. Кстати, у меня даже сохранилась такая – нашел под избой – хоть сейчас обувайся и ходи.)

«Человек социализма»… Примем это звание наравне с тем, о котором уже говорил – о понятии «человек-умелый», без клише, не пытаясь считать, что это прошлое нашей истории. Мы, говоря о прошлом, отчасти о будущем говорим? О том, что могут случиться такие обстоятельства, что все внезапно рухнет, и новое начнется с неких небольших «человеческих очагов», как уже случалось не раз за тысячелетия? Тогда оглянитесь и посмотрите – чем выживали, какими общественными моделями на территории той же Руси. Семья-Община-Род. Все. Другое в человеческом выживании, до того, как появляются наживающиеся на нем посредники, попросту не работает. В чем может заключаться воспитание «нового человека» сегодня? В том, чтобы он был готов к завтрашнему дню. Что это в первую очередь у общинников? Презрение и ненависть ко всякого рода посредникам между собой и плодами труда, между собой и верой, между собой и… (дополните сами). Язычество чистой воды. Не там ищите, не «третий глаз» надо выращивать.

Чтобы понять больше, отступим дальше – «в глубь веков». (Скулы сводит – до чего шаблонное выражение). К изначальному? (Грубо, неточно). К логике примитивизма? (Вот это уже теплее…)
Думается, неравенство (вне прирожденных физических характеристик) произошло, когда ценность поступающей информации (и возможность ее сохранения) стала превосходить ценность информации генетического (инстинктивного) уровня. С этого временного отрезка понятие «естественного отбора» (по отношению к человеку) и накрывается медным тазом; в силу вступил «неестественный» - информационный. Ввиду новых обстоятельств, человек перестал видоизменяться под влиянием внешней среды (т.е. по Дарвину).

Но существовали и продолжают здравствовать два вида считывания информации, один – образный, понимающий ее в объеме и с вариациями (но различающийся у каждого «образно-мыслящего» существа), второй – поверхностный, буквальный, общий для всех существ данной характеристики.

Последние, в наше «информационное время», первенствуют и распоряжаются движением цивилизации, не имея воображения - куда ее заведут. Первые все еще продолжают развиваться, их эволюционный путь не закончен. Понятия естественного и неестественного перемешаны. «Законы общественного развития» превращены в карточную игру, и за столом властвуют шулера из числа «информационников». Случись иначе (что нереально) «образно-мыслящие» придали бы цивилизации другое направление, если бы сошлись в выборе (что опять-таки маловероятно). Скорее всего, мы бы имели несколько крупных различающих «нетехнологичных континентальных цивилизаций», не нарушающих, тем не менее, природного баланса, и множество мелких, гармонично вписавшихся в природную среду. Так бы это случилось или нет, сегодня можно только гадать. Зато каждая «деревня», хотя бы частично оторвавшаяся от города, презирающая его, может себе льстить, что создает собственную цивилизацию. Отчасти это так и есть.

Человеку, считывающему информацию, не остается времени на ее образное осмысление, он уже «читает новую». Его развитие плоскостное, скользяще-поверхностное. Для облегчения, как инвалиду, информацию "форматируют" и сопровождают глянцевыми картинками - просто рекламный текст уже недостаточен, ему не хватит воображения. Осуществляется подмена – эрзац, и «считывателю» кажется, что картинка в соответствии с текстом. Такие люди составляют замечательную кредитную историю (с точки зрения банков), мелкие шрифты ими если и прочитываются, то в проброс, и воображением (возможных последствий) не воспринимаются. Их развитие искусно приостановлено.

Человек противоположного вида (развивающегося) никогда не займет денег в долг под проценты на покупку чего-либо, и уже тем представляет угрозу. Исключение, которое он себе позволяет – займут друзья (без расписки, без процента, без точных сроков возврата). И требованием (уже к самому себе) вступают такие общинные понятия (все еще продолжающиеся культивироваться в небольших кругах), как чувство Долга, Совесть и Честь. Не отдать невозможно, воображение ответственности не позволит…

«Человек развивающийся» способен к объединению с себе подобными на основах воображения далеких перспектив. «Человек информационный» – лишь «по контракту», в котором приписан его доход и ответственность, или (уже стихийно и на короткий срок) из ненависти к человеку (или группе людей). Обыкновенно к этому его подводят информационной манипуляцией и противопоставляют таких же «информационников», подогревая соответственно и тех. Далее они все сделают сами, не задаваясь вопросом: «Зачем?» «Информационники» определяют «большинство голосов», весомость соображений второго вида ими отметаются, они легко оперируют понятием врага, превращая в него народы и страны. Воображение последствий у них атрофировано…

Обучение детей и сегодня, если их невозможно учить отдельно, а особо в условиях города, должно проходить как «билингвальное» (данная мертвословица приведена для оппонентов, чтобы и они могли что-то понять). Но за тем исключением, что речь идет не о двух в корне различающихся языках, а о родных, один из которых искусственно превращен в неродной. Ему (ребенку) предстоит выяснить, что кроме различающегося языка (у нас – понятий предназначения), существуют две социальные системы. Одна – «их» (ошибочная) - когда-то захватила власть и теперь стремится подчинить себе, определяя и диктуя - как жить всем.

Обучение проходит так, как это принято у староверов. С пояснениями с самого детства, как некого естественного, устоявшегося, нестрашного и преодолимого: - есть мы, есть «они». «Их» правила следует знать и изучать, но наши правила истинные – они сильнее, чище, проще - им следовать.
«Староверский подход» хорош тем, что ребенок обучается много-много раньше, чем это принято в городе, участвуя в самом процессе жизни на равных (как ему кажется) правах, а соприкоснувшись с чужим, видит наглядную разницу. Ему на нее указывают ежедневно, разбирая прошедший день. Разбор дня – обязателен в условиях существования во враждебной среде.

У нас – календарь, живой образный язык, мы способны выжить во многих ситуациях. У них – эрзац жизни, подделка, поколения смартфонов, что используются не по назначению, а для поверхностного – для пены. Лишившись их, они становятся беспомощными. Мы – универсальны, владеем большим количеством навыков и развиваем их, способны находить иные применения предметов, они путаются даже в предписанном. У нас наглядный календарь – пример, как все устроено, у них невразумительный счетчик чисел, который они сами не понимают. Мы – дети леса, и таковыми остаемся где бы ни находились, они – дети города, и лишившись вещей и механизмов, способны растеряться и погибнуть даже в нем. Они – инвалиды, их система лишает возможности что-либо создавать собственными руками и думать собственной головой. Им требуются инструкции и наглядные видео-руководства, тогда они могут скопировать, нам достаточно лишь материалов и инструмента, тогда мы сами видим – к чему и как их можно применить, и создаем свое...
Их правила в нашем поле жизни не действуют.

Первым, кто осмелился описать нас, как два расхожих человеческих вида, был опять же Иван Егорович Забелин (1820-1908). Отметив присутствие на территории России, указал очевидное (но не был услышан) - два характера, сложившиеся ввиду географических условий и влияния соседей. Следующим, кто развил утверждение, был Лев Николаевич Гумилев (1912-1992) - он выступил со своей «ландшафтной теорией» и доказал, что характеры эти способны меняться под влиянием природной среды, а также проходить циклы «юности-взросления-старости» (понятие пассионарности) с последующим возрождением племен и народов под иными именами.
Логично, что на человека влияет природная среда. По Ивану Забелину она выковала два характера одной «русской» нации. А именно: "южно-степной" (нахрапистый) и "северно-лесной" (неспешный). Но их с таким же успехом можно было охарактеризовать, как «киевский характер» (позже – «московский», ввиду изменения самих характеристик человека под влиянием изменяемой им же природной среды), и «псковско-новгородский» (где природная среда едва-едва изменялась на протяжении столетий). Исчезновение лесов от линии Киева (превращения их в пахотные) постепенно дошло до линии Москвы (туда же, на рубеж между «степью» и «лесом», переместился и центр власти). Но это искусственные изменения ландшафта, а с тем и характеристик жителей, населявших его. Они уже не имели столь чистых форм. Кто-то не соглашался с навязываемым, с изменением образа жизни, и отступал в леса. Все дальше и дальше, как двигались земледельцы, и так до черты, от которой местность сегодня характеризуются как «земли неблагоприятного или рискованного земледелия».

Так некогда поступили угро-финны, чья граница проживания складывалась когда-то у самой «ма/ка-вода» (Маскава), оттесняемые все дальше и дальше на Северо-Запад, до самого «Чудского озера», подарив ему свое прозвище, и далее уступающие без споров, не связывающиеся с переселенцами, за что укрепились в прозвании – «чудь». (Ну, право, чудные люди!) Оставили на своем пути память, сохранившуюся лишь в топонимах - древних первичных названиях, характеризующих место.

Самым действенным инструментом, формирующим, регулирующим, направляющим «чистый нрав», выступал ландшафт естественный. Линия горизонта, оставляя простор, лишала воображения, сколько бы по ней «конь не скакал», лишь отодвигалась, являя то же самое. Другое дело, человек леса – два шага и пропал. Воображение могло рассказать ему, что скрывается «вон за теми тремя соснами»… и не обмануть. Он мог проверить, если был смел, а мог уйти убежденным и уцелеть. Лес – место засад человека на зверя, зверя на человека и человека на человека. Он мог отступить и сделать собственную засаду, настоящую или ложную, рассчитывая на воображение преследующего. Спасение человека степи зависело же от наглядной информации и скорости с которой он на нее реагировал. (Позже это переродилось в игры на бирже.) Понятие и само название «майдан» происходит из того времени.

«Майданить, майданничать, мошенничать, промышлять игрою; мотать, прогуливать и проигрывать свое. Майданник, майданщик, мошенник, шатающийся по базарам, обыгрывающий людей в кости, зернь, наперсточную, в орлянку, в карты. Поговорки: «На всякого майданщика по десяти олухов. Не будь олухов, не стало-б и майданщиков.» - Владимир Даль.

Но изначально «майдан» указывало на большую могилу в степи – насыпной курган, подле которого, и благодаря которому там устраивались временные базары. Изначально – это «базар на могиле», так следует понимать действо, да и не берись, что торговали предметами в ней раскопанными. Прямо на ней, уже на срезанной стоптанной верхушке, на площадке, ибо удобно, с высоты видно – кто приближается и куда бежать. Так что, когда говорят, что «майдан» - это торговая площадь – все сходится, так оно и было, но сперва на костях и грабленым.

«Майдан – площадь, место, поприще, возвышенная прогалина, майданный курган, могила, разрытый, раскопанный сверху…» - Владимир Даль, словарь живого русского языка.

Работа сегодняшних этнографов может строиться лишь на обобщении и анализе материалов, собранных до них. Какие-либо находки в этой области, основывающиеся на «полевых изысканиях», сборах этнографического материала «на местах», и последующих сетевых (а иного не дано) публикаций, моментом получают статус сомнительной, подозрительной, но обыкновенно сразу же «ложной» информации. Вы опорочены еще до начала ее сбора; с доказательствами, без доказательств, ничто не принимается на веру. Понятие честности более не применимо. Таков век, таким его сделали. Не имеет значения кем она, информация, доноситься; свидетелем или участником, да пусть даже потомственным следователем древних обычаев. Парадоксально. Раньше собиратели говорили о других проблемах…
Фиксаж вне форума  
Старый 19.10.2019, 20:54
  post #9
Фиксаж
Выживальщик
 
Аватар для Фиксаж
 
Регистрация: 08.12.2010
Адрес: Лешенское
Сообщений: 1,957
Сказал(а) спасибо: 583
Поблагодарили 3,901 раз(а) в 1,077 сообщениях
По умолчанию

8.

Резонны ли жалобы Терещенко (смотри его "Быт русского народа" изд. 1848 года в 4-х томах), когда он говорит о "борьбе этнографов-собирателей" с "суеверными людьми"? Вот так буквально у него и написано - «борьба»! И любопытно, а не доходило ли до случаев рукоприкладства «этнографов» к «носителям информации» - обычное дело для крепостного времени, коль речь о существах низших, зависимых, тех… далее тексту: «что никак не соглашаются пересказать свои обычаи, да и не всегда можно положиться на верность передаваемых известий, занимающиеся переиначиванием и нарочитым указанием противоположного…»? Исследователю невдомек, что это глухое противостояние имеет вековую историю. За ним логическая подоплека, что имела разные прозвания, а последнее - "священный синод" - инстанцию, которой всем попам, совершающим "тайну" исповеди, вменялось докладывать о крамоле, и в первую очередь - языческой. Изыскатели столкнулись и с такой трудностью, которую описали, как "чрезмерная разнообразность сведений об одном и том же предмете". Не менее любопытно, и мысленно аплодирую своим предкам. А как прикажете топить информацию (крамолу) если не среди информации (суевере)? Только человек природы способен ее различать. Отметим способность к импровизации, не отрицая широты явления. Чаще рассказывают то, что желают слышать, а нащупывая желаемое, трактуют одно и то же на всякий лад. Безопасное себе.

"Отсутствие дисциплины русского народа, не предоставляет возможности найти сами признаки существования у этого племени какой-либо истории до призвания ими Рюрика, или связанных с тем временем общественных законов!" - исходил доказательствами очередной немец, из числа призванных Петром Первым для составления российской истории, когда носителей знаний о прежних временах изыскивали, сжигали с тетрадями в срубах, а случалось, изыскивали в лесах, и без затей уже целыми общинами, обставляя это актами самосожжений «за веру».

"Хождение в народ" ради сбора этнографического материала стало особо модным лет за сто лет до революции, столь перетряхнувшей русский народ, что последующие поиски превращались в пустое дело. В прошлом веке, уже советском, осталось лишь единственное "слепое" географическое пятно, которое не было исхожено собирателями вдоль и поперек. Но его никто так и не заметил. Северо-Западное пограничье (в той своей части, что коснулось Белоруссии), Латгальская возвышенность и прилегающие к ней болота. Места, куда (второй волной, первая побудила террором «никонианства») устремились "староверы", избегая пресса Николая-Палкина (государя стремившегося к единообразию государства), что запретил хоронить их на кладбищах с писанием имен и занесением тех усопших в церковные книги. Речь о печальной памяти указе Николая Первого (об запрещении писаться староверам в "кладбищенских книгах"), возможно, что не ставивший целью подрезать наши корни, но вынудивший на новое переселение в «заболотье» (речь о староверах Северо-Запада), заставившее осесть средь латгалов. Латгалы никогда не веровали всерьез в "католического папу", рассматривая это чужое верование, как решение вопросов - кому платить десятину, и потому удивительно быстро переобулись в "староверы".

По нашу сторону, до того указа, как-то уживались, соблюдали собственные обряды и обычаи, избежали "крепости" (крепостного права) или выкупились, вырвав из рабства всех родноверов, были как один "беЗпоповцами" (именно так - "без" и по сей день, не признав "беса" и в этом праве), ибо не желали иметь соглядая властей, платили двойной налог ("за веру"), впитывали в себя все "толки", привечали всех желающих веровать "собственным умом или по заветам предков", то есть, прикрываясь Христом, как щитом, были по большей части теми самыми язычниками, которых искали и не могли найти этнографы, являя всем гостям парадное - "старообрядие" и не замечая истинного "староверия". Повод не раскрываться был железный: "вы не мы", понимая это как "вы - немы", безсловестные вы, немцы или под немцем – нам не родичи!

Мифы девственных народов могут выступать гораздо более надежными историческими источниками, чем легенды и прочие произведения, созданные на основе тех же мифов более развитыми народами. Ведь те уже облагорожены, они получили задачу на служение чему-то. Мифы и легенды требуют самого пристального внимания, но в девственных племенах правды больше - она еще не переделана в угоду чему-либо. Но ни одно религиозное верование, ни одна историческая традиция, ни один обычай не основываются на голом пустом месте. Все произрастает из зерна, а оно откуда-то взялось. Безопорной фантазии не существует, и в какие бы одежды не рядили легендарную традицию, сколь бы странным и невозможным не смотрелся бы миф, сколь диким бы не казался обычай, все они произросли из факта, действительного события, которое стало на столько важным, что его запомнили и утвердили. Именно легенды, мифы и обычаи позволяют выжить фактам. Расширяясь и канонизируясь, они превращаются в религиозные верования.

Суть всякой Веры - Общинность и решение Нравственных вопросов – т.е. установление правил жизни, когда время предлагает правила смутные (прямо как сейчас). И те, кто здесь предложат более ясные Правила, отвечающие стремлениям чистых душ, или душ желающих очиститься и наложить на себя обязательства, ограждающие их от грязи, становятся объединяющим.

Чем определяется самобытность народов и народностей? Созданием обычаев и легенд. Обычаев придерживаются, а в легенды верят. И когда "обыкновение", когда сам быт, сама естественность жизни, превращаются в легенду, можно сказать, что дела случились необыкновенные.
"Ледовое побоище", "Поле Куликово", "Защита Троице-Сергиева монастыря и Брестской крепости", "Панфиловцы, Александры Матросовы, Голиковы..." - истины вне фактов. Оные более подвигу не нужны. Ибо, чем далее, тем более и более правит события и вступает в полные свои права Легенда. Сталин, и даже сам "коммунизм", превращаются в легенду на наших глазах. Осуществляется примерка к сегодняшнему дню, и тем все большее обеление и возвышение фигуры, чем мельче и грязнее себя показывают нынешние правители. И похоже, что этим мы заложили фундамент еще одного языческого "бога". Убить которого уже нельзя.

Православный язычник согласится считать легендарного Андрея Первозванного лучшим и большим "богом", чем выступал Христос.
/И при этом искренне недоумевать, что плохого он предложил, чем это может оскорбить христианина? Ведь он предлагает это логикой, что ученик, да еще Первый, побывавший на наших землях (где сам Христос не бывал, но куда не велел ходить, причиной "греха там нет и нечему выучить тех людей"), ведомый любопытством и стремлением выучиться "отсутствию греха" у тех "язычников", никак не мог не вобрать от них самого лучшего, и уже тем превзошел бы своего учителя…/
Это не суевера - это от крепкого стояния на земле. Андрей-Первозванный - наш предмет гордости и легендарное подтверждение правильности выбора места и образа жизни. Веры создаются из легенд. Не имеет значения - был ли на самом деле Андрей Первозванный на Севере, поднявшись по реке Ловати.
/Кстати, аккурат через наши места - ВАРАГА. Это позднее, с исчезновением на тех местах лесов и увеличением пахотных, мы снялись с края той возвышенности и сдвинулись на сто с лишним верст западнее - в самые леса и к своим болотным родичам. И уже на памяти моих родноверов, схожими причинами и давлением указов покинули возвышенность Вязовскую, получив тем прозвище сохранившееся в памяти многих чуть ли не до наших дней - "вязевские кровушки". И в Великую Отечественную набили два эшелона "вязевских" - так их и помнили и запомнили. Война слизнула, но знание превращается в легенду…/

По нашим смыслам - Андрей у нас определенно был (чем нарушил инструкции Христа - "на Север не ходить, ибо греха на них нет".) - такова Легенда. Она прогрессивная, и ощутимая польза с нее есть до сих пор. Потому следует считать ее Правдой. Вот и все. Но к этой правде стоит задаваться вопросами (озвучивать их как можно чаще) - а не той ли самой причиной Евангелие от Андрея не признано церковью? Что в нем такого написано, что до сих пор его скрывают в хранилищах Ватикана? (Так это или не так - опять не важно - это прогрессивный, крайне полезный России миф). И кстати, разве это не абсурд, что Первый Ученик – отметьте - ПЕРВЫЙ, кого выбрали! - мысли его, наследие его, опыт его, не рассматриваются Церковью, как канонические? Отсюда вывод: а не набрался ли он на "Севере" того, что до сих пор пугает "Юг"?
Но ВАРАГА тем хорошо, что нашими верованиями Евангелие от Андрея Первозванного вполне можно восстановить - "считать с воды" - ибо чистая вода в себе хранит все лучшее и важное. Вписать Андрея Первозванного в "почетные язычники"? Сделать его «варага»? А это уже в зависимости от того, что он "написал" – каковы те «атавиты», подходят ли они нам.

Христианская вера соткана из легенд, а они, не что иное, как факты, не имеющие материальных подтверждений. Родноверие пытаются представить, как создание из мифов, но что такое мифы? Можно ли отрицать их легендарное происхождение? Если бы на страже канонов не стояли комиссары (попы) возвращение крестьянства в природное язычество произошло бы естественным путем и достаточно быстро. То же самое произойдет и на пост-БП-пространстве, человек отдаст предпочтение природной-аграрной религии, что предоставит ему связь с природой и поспособствует «урожайности» во всех смыслах.

Возможно ли сосуществование современной языческой и христианской на основах параллельного движения? Думаю – да.
К примеру, вера в Единого Бога не отрицает (с точки зрения "язычника") многобожия. Что копья-то ломать? Кому это вредит? Что мы можем сказать о Хорсе-Даждь-Боге? Да ничего, кроме того – где он располагался и был, в связи со своим календарным расположением, главенствующим богом. Богом, одаривающим тем главным, что так не хватало на Северо-Западе – солнцем.
Один из «языческих» вариантов, которым со мной делились, звучит так:
"Бог настолько велик, что ему трудно содержать себя в целости и при этом не сойти с ума. Но каждая часть тоже бог - правда неполных обязанностей. Боги не добры, ни злы - понятия добра и зла к ним неприменимы. Белый свет, как сейчас даже и вы знаете, распадается на Радугу и каждой своей частью чему-то служит. Получается, в одном прячется семь, а все вместе - Восемь! Как спиц в правильном колесе, как Уроков, как морозов..."

Но морозов-то и в самом деле восемь, и у каждого собственное, но уже христианское, прозвище. Если угодно, могу и перечислить:
Рождественские - 25 декабря (7 января),
Васильевские (с Рождества до Нового года),
Крещенские - 6 (19) января),
Афанасьевские - 18 (31) января),
Тимофеевские - 22 января (4 февраля),
Сретенские - 2(15) февраля),
Власьевские - 11(24) февраля),
Благовещенские - 25 марта (7 апреля)...


А еще на соборе Василия Блаженного, что на Красной площади в Москве, восемь маковок! И попробуйте мне доказать, что таким образом Козьма Бортник не восславил, одновременно пряча, наших языческих богов. Ну он и бортник! (В смысле пасечник) Такие маковки и пчелы найдут – различат, не ошибутся. Скрытно «календарил»? Каждая маковка – наш календарный бог? Почему бы нет? Вот в городишке П. наши язычники, благоустраивая площадку перед новой церковью, выложили ту камнями, да так "сузорили" – что впечатали наш круг с восьмью спицами, дабы тот очищал человека дважды; на входе и, что важнее, на выходе.

Веры создаются с легенд. Легенды - это факты, к которым нет доказательств. Потому Вера и говорит, что ее основа - ВЕРА! - безграничная и безответная. Требования религии прямолинейны: отдаваться вере следует полностью, верить ради веры, подтверждений от Бога, которого себе выбрал, не дождешься.

Человеку РАзсудительному (т.е. язычнику, что касается такого подхода к вопросу) последнее кажется, мягко говоря, странным. Он видит признаки-факты собственной веры каждодневно, его воображением даже камни живы, а уж деревья-то и озера... Потому он способен, ему хватает времени и смыслов, останавливаться ради того, чтобы побеседовать с ними. В городе язычников нет - это следует понять и принять. В момент собственного вынужденного бытия в городе, язычник мертв, что бы о себе не говорил, что бы себе не мнил, той причиной, что город мертв, камни омертвлены, деревья пусты (без душ), а люди... впрочем, что нам до тех людей! - это их выбор!

Русская фантазия обыкновенно ограничивается "трипсихом", и пусть на сегодняшнем гербе две головы, что смотрят в стороны, третья невидимая по-прежнему смотрит в упор и прямо на тебя. Это трехголовое порождение мутации нам знакомо с детства, но только во взрослой жизни (правда, лишь некоторые) собственной пытливостью прознают, что сия сущность - Змей Горыныч, объединена с Кощеем Бессмертным, и воссоединенная, уже вражья, чуждая нам "обособь", доныне ставит спектакли из закулисья. Проводимые аналогии борьбы с нечистью, как с Хазарией, всегда придутся к месту. Нить этих измышлений проводится от времен былинных, но опоры таким мыслям есть, они - сама современность. Парадоксально, но только БП может поставить их опять на "законное место", а не на стояние, как сейчас, над законами государственного развития.

"Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых и не стоит на пути грешных и не сидит в собрании развратителей!" Если предельно ужать и выстроить посмысловее к нашему времени, получится: - "Выключи телевизор!" Разве не это сказал тебе первым же своим псалмом Давид, считающийся мудрецом и пророком? А именно, не лезь в эстрадную политику и политическую эстраду, как бы ни хотелось тебе искупаться в грязи свинарника, иметь множество корма и мнилась возможность войти не в самые младшие хряки. Естественно, что меня, человека леса, озадачивает, когда тяжелее хера не державшие «петросенята», начинают с экранов телевизора учить всю Россию правильной жизни, рассматривая ее, как собственный полигон и демонстрируя полное неуважение и отсутствие каких-либо этических норм. Сегодняшние информационные им равны и должны рассматриваться как элемент эстрадной культуры. Их, как все «публичные» и «дискуссионные», следовало бы ограничить показом в публичных домах, ибо изврат Но "Кайзер-Акт", подписанный нами в результате "проигранной" холодной войны, не позволяет этого сделать.
Фиксаж вне форума  
Старый 19.10.2019, 20:57
Фиксаж
Выживальщик
 
Аватар для Фиксаж
 
Регистрация: 08.12.2010
Адрес: Лешенское
Сообщений: 1,957
Сказал(а) спасибо: 583
Поблагодарили 3,901 раз(а) в 1,077 сообщениях
По умолчанию

9.

И что ж, теперь посмотрите на себя, на итог. "Вы" - слуга. Служащий! Если нет, то учитесь на слугу. Можно принимать ставки на то, что скорее всего «торгуете услугами». То есть, прислуживаете другому слуге. Вы - следствие госпереворота 90-х, а до того наше государство (номинально) считалось вотчиной рабочих и крестьян. Последних никто не спрашивал, а с первыми заигрывали, они были двигателем всех революций, ибо жили в городах. Но они же были двигателем производств - на них делалась ставка, крестьянство было донором, пока при возросших продажах сырьевых, не превратилось в нечто побочное малозначащее. За весь этот период возрос, умножился, породил наследников обслуживающий персонал (то есть - слуги) и стал жаждать большего. И этого большего добился. Вопрос "сосуществования" прост. "Вы", как "победивший класс", строите государство психологией слуг. Родственных связей никаких, живем строго раздельно. Повлиять на "вас" (город) мы никак не можем (и раньше не влияли), вы можете, что и делаете. Принятая последовательная форма воздействия - геноцид. Никакой общности. И, упаси боже, никаких Общин - это крамола!

Русское мировоззрение не является и не может являться "московским", поскольку оно ОБЩИННОЕ, то бишь - деревенское. Географический зачинатель всех дел по уничтожению общности - Москва. Можно ли счесть это случайным?

Пророк, оглядывающийся назад, редко ошибается. Так называемые "западники", "славянофилы" и "славянофобы", иностранные гости (от какого только века ни возьми их записи), сходятся в одном. В оценке московского жителя. Да так, что невольно приходишь к выводу - само это место проклято на века. Временами (как сегодня) расхождение доходит до такой степени, что в наших местах "москвича" можно рассматривать уже как представителя чужой расы. Пренебрежение, а то и презрение к моральным и этическим нормам, родит ответное к подобным людям на землях, где они (нормы) по-прежнему в силе.

Национальность - это мировоззрение. Можно выбрать русское, можно выбрать московское. Я вот в школьные годы осетином хотел быть. Почему? У них больше всего героев Советского Союза в процентном соотношении (так в учебниках писалось в мои годы). Речь о героях Великой Отечественной. Впрочем, в послевоенные (зачин произошел в хрущевские) туда стали много чего записывать (смотрим внимательно статистику награждений, сверяя "год подвига" и "год награждения" за подвиг) - и положение дел было выправлено в угоду "избранных". Спорить или даже недоумевать не пытайтесь. Обспоритесь! И в прочих вопросах... Объединение порядочных людей ради того, чтобы дать отпор группировке непорядочных (пользующихся характерными для их збродища приемами), ставит их на одну доску, и потому неважно, какими приемами намерены пользоваться сами. Дело не в том, что белые не должны играть с черными по их правилам, а в том, что изначально это их поле игры. Перескоки из клетки в клетку для достижения лучшего, это вопрос перехода из одной клетки в другую в пределах зоопарка. Но вас при этом рассматривают извне: подкармливают и дразнят.

Все религии (идеи!) обращены к построению общества на собственном понимании его будущности, и предпринимают определенные шаги по его воспитанию. Их объединяющая идея заявляет о себе как о древнейшее и справедливейшей. Немецкий фашизм, кстати, пример классического религиозного верования. Не будь он им, то не смог бы в столь короткое время охватить на основах фанатического верования в идею превосходства столь огромное количество людей, и пройтись парадом по Европе. "Третий рейх" упирался на то, что до него существовали еще два, а он выступает их прямым наследником на основании "прямых родственных связей".

А вот идея капитализма, сама по себе, не способна стать верованием, хотя является наследницей развитого рабовладельческого строя общества, и неоднократно перестроилась. Отныне верованию высшего класса отделено, ему предназначено скрываться от низших, которым не предложено ничего (замены качеством не произошло), в идеологическом обще-пользовании сейчас находится то же, что служило разложению государства к концу римской империи: "хлеба и зрелищ". Но зато отныне вера правящего меньшинства тщательно охраняется от посторонних глаз (их обряды могут быть даже древнейшими кровавыми и крайне мерзкими), а безопасность управления обеспечивается огромнейшим аппаратом слуг. Революции слуг проводятся не в интересах "Общины слуг", она им не разрешена. Их вера - свобода либерально-демократического самопоедания.

Парадоксально, но сегодня понадобилось обратное, а именно "ненужные люди". Наивно считать, что "ненужные люди" будут считаться "нужными" длительный период времени. Пусть и они полностью и безоговорочно подчиняются, могут быть направлены в любую сторону, пусть их можно убедить в чем угодно в самые кратчайшие сроки, но... все вместе они пожиратели того, чего со временем, и возможно скоро, не станет хватать пожирателям управленцам (высшему звену). А значит, зачистка прожорливой мелочи дело предрешенное. Так 70 или 80 процентов жителей планеты уйдет в распыл?..

Стоит ли переживать? Бог - создатель, а большинство сегодняшних людей ничего не создает. Считать ли их подобием? Они перекупщики и перепродавцы того, что создано другими. Считать ли их людьми? Они потребители. Их так обозначили, они это приняли. Нелюдь множит свои ряды тем, что записывает тебя в них без спроса и даже уведомления.

"На троне не бывает предателей!" - писал Карамзин, жестоко ошибаясь, поскольку не жил во времена новейшие, времена унижения России, что случились именно через "тронное предательство", столь тяжкое, что следующим властителям его не поправить. Тронное предательство было совершено и «Владимиром-крестителем», но Карамзин, обыкновенно предельно внимательный, четко оценивающий явление, как христианин (член партии), не мог, сославшись на «непредвзятость историка», указать и на это, потому тактично промолчал.

Не нужно втюривать, что «развал СССР»… (обратите внимание - вам опять подсунули и закрепили указующий термин-определение «развал», и теперь вы подчиняетесь ему, словно было не избежать, словно осыпались сами собой, некими естественными законами «старения» и «неустойчивости», несущие конструкции, словно не выиграли мы войны против объединенной Европы, получив раны для всякой другой страны смертельные, не отстроились заново и всего через полтора десятка лет не запустили человека в космос...) Причины нашего падения были крайне неестественные, тронные, тут Карамзин ошибся…

Сергей Кара-Мурза написал серию книг (особо рекомендую «Манипуляция сознанием 1-2»), в которых четко и доходчиво объяснил, что собственно произошло, хотя пониманию тех, кто жил в предыдущем и настоящем, достаточно было бы лишь названия одной из них: «Демонтаж народа».

И что? Плохо держалась? Мало дала? Ничего не достигла? Вопрос доверия к работникам, что эту систему обслуживали и со временем приумножились - это им стало не хватать, - "слугам народа". Потому проект "народ" скоренько свернули, и внедрили проект "слуга", но всему...

У нашей языческой имеется преимущество, отсутствующее у других: она открытая, наглядно-духовная и материалистическая. Обыкновение религиозных верований в том, что все они - это правило - лишь "духовные культы". Малых, что они закрыты. Единственное исключение, построившее свое верование целиком на логической основе - это коммунизм. Коммунизм - крайняя форма языческой религии, на основах верования, что людей можно сделать много лучшими, чем им дано. По определению, это прогрессивное верование. И кстати, уроки логики, как обязательные, были введены Сталиным как обязательные для школы, но тотчас отменены Хрущевым, после прихода того к власти. Во времена Хрущева (которого любят противопоставлять безбожнику-Сталину) происходило уже плановое уничтожение церквей, их было снесено или переоборудовано под склады, в разы более, чем за все предшествующие годы советской власти.

С переворота 90-х образовался вакуум, затем наглядное срастание «материальной» и «духовной». Призыв церкви к русским людям покаяться за великий еврейский эксперимент, был оценен и подхвачен "светской властью". И церковь с рук ее получила право на беспошлинный ввоз водки и сигарет, а с тем и начальный капитал (Событие это достаточно исследовано, и пусть уже смотрится как языческие утверждения, не буду на нем задерживаться. Но если взять время сегодняшнее, соотнести статистику возведения церквей, со статистикой ликвидации школ, сведя в единый график, вы поразитесь на сколько они статистически параллельны. Это естественно, когда геноцид одного верования (социализма) проходит на подъеме другого (капитал-либерализма).

Христианин, хотя ему проповедуется терпение, гораздо более нетерпим к язычеству, чем язычник по отношению к нему, которому вера как-раз-таки запрещает терпеть и сносить, а второму наоборот. Ну, не парадокс ли?

Христианство было привито именно к нам, что ветвь, но позже, разросшаяся, склонившаяся до земли, пустило корни с верхушек, и отказалось от ствола. Но на ствол и на природное, потому и Православие, потому обязан и будет защищать его всякий язычник, а иначе парад протестантизма – уродств на нашей земле. Главное требование к Вере, чтобы она была НРАВСТВЕННОЙ, отрывала человека от животного состояния, и особенно сейчас, когда наглядно властвует, диктует правила жизни то, что христиане называют Антихристом. Отсюда: Православные Христиане и Православные Язычники являются никак не врагами друг к другу, и особо к пониманию задач, стоящих перед человеческим Миром. Происходит их искусственное противопоставление, а то и стравливание, а ушки (вернее рожки) понятно откуда торчат.
Христианство Иудеи истекало из городов, из обид, из скученности, оно лишь какое-то время пропоВЕДЫвалось на природе, как слепое, либо боящееся ослепнуть, опять быстро спряталось по катакомбам и пещерам, где сутью и сформировалось.

Великая Христианская Церковь (а она действительно ВЕЛИКАЯ, раз определила ход целой человеческой цивилизации) складывалась из Общин. Сперва небольших, но множащихся и крепнувших. То есть, групп людей, которые нашли для своего объединения и противостояния несправедливостям мира, привлекательную идею.
Может ли сегодня кто-нибудь на все 100 процентов быть уверенным, что возникающие то тут, то там общины язычников не пройдут тот самый путь? Что этому может способствовать? Продолжающееся разложение церкви и БП? В этом случае произойдет замена одной церкви другой. Но будет ли это языческая? Языческая - это движение снизу. Но одновременно готовится движение сверху, у него информация и ресурсы, и народу, уцелевшей части, будет навязан хазарский вариант причиной, что правители наши суть есть уже тайные и явные последователи этой веры, поскольку она на том этапе, где мы сейчас находимся, создает их элитарность и поруку по высшему "рогатому" признаку.
Если вера не ширится, как бы ни была чиста, честна, сильна, какие бы достоинства в себе не хранила, ей предстоит угасать в поколениях. Верить - дело обыкновенное, но суть заслуг перед Верой, уметь внушить Веру. Уметь подобное не сложно, сложнее желать. В желаниях страх, что зовется сомнениями. Достойно ли являть суть животному миру многоэтажных будок?

Давлению "все наоборот" нет еще и четверти века, а в Англии, по их "официальным" данным" 75% мужчин, опробовали на себе акт мужеложства. Протестанты, однако. Первая христианская церковь, узаконившая мужеложство - протестантская. Чего ждать? Но ждем-с! Наша ли это ветвь, что во времена оные столь настойчиво пытался перепривить на русское дерево Петр Первый? Когда больных больше, чем здоровых, они объявляют здоровье болезнью. Кто здесь виновен: болезнь или здоровье? Христианский посыл?..

Языческие культы в Римской империи были запрещены в 391 году. Лишь через 400 лет после РХ и трех с половиной столетий от кончины своего первого проповедника, укоренившись, христианская церковь ощутила свою силу до требования монополии на "слово божье". (И в следующие 13 столетий отыгралась по полной). Но оно пришло к власти на фоне деградации слоев и основах введения чистых моральных принципов. Теперь страны, когда-то всеобщего христианского мира, все более напоминают Рим, пусть речь идет об англосакских, но это изрядная, самая богатая и самая влиятельная часть.

На заре возникновения, общины различались между собой, разно понимали служение Богу-Сыну и Богу-Отцу. Более того, до какого-то там "соборного уложения", они не считали Христа богом, как на основании логики, так и на основании недоказуемости прямых родственных связей. Про логику велено было забыть, и доныне догматы веры держатся только на вере, а та на внушении. Инструменты внушения изменились. Первично, в случае какого-нибудь катаклизма, официальный совет будет только один - молиться. А когда это не поможет, то молиться иначе и иному. Кризис путем огромнейших жертв будет преодолен, а новая религия закреплена.

Чем мне нравится природное РОДНОВЕРИЕ, что нет канона, и всяк может провести обряд по состоянию души и желанию. Шаг вправо и шаг влево - не считается побегом из веры. Отсутствие канона и жестких регулирующих ритуалы правил - это не просто признаки живого, изменяющегося состояния Веры, но и ее характеристика. Язычество - это простодушие. Здесь нет места гамлетовским терзаниям, нет места притворству.
Фиксаж вне форума  
Закрытая тема

Метки
обычаи, православие, родноверие, язычники

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
ЯЗЫЧЕСКОЕ ВЫЖИВАНИЕ - 1 часть Фиксаж «Фиксаж-метод» - отказ от города ОБЩИННОЕ САМООБЕСПЕЧЕНИЕ 41 14.01.2020 02:00
Начинается мировой голод часть 2 igogo Конец света 9 04.08.2015 17:14
Вы забрали свою часть взносов из бюджета профсоюза СССР? Ёсик Курилка 5 10.10.2013 00:47


Текущее время: 14:00. Часовой пояс GMT +3.